Страницы: (2)  « Первая « Назад  ... 1 [2]  ( Перейти к первому непрочитанному сообщению ) Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса

> Артель "Нейва", Как работают старатели
beze
Дата 29.12.2012 - 10:38
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


В ХОККЕЙ ИГРАЮТ НАСТОЯЩИЕ МУЖЧИНЫ ….

В одной из глав я уже писал, что рабочим не до спорта – за день так упахаешься, что одна мечта – просто полежать, отдохнуть. Тем не менее, спортсмены в артели есть. Правда это даже не небольшой костерок, а тлеющая искорка. Однако ещё товарищ Ленин говаривал, что из искры возгорится пламя.
Вот расшифровка разговора с Александром Овчинниковым, одним из тех, кто эту искорку поддерживает.
Пять лет назад нас пригласили поиграть в хоккей с мячом на первенство Невьянского городского округа. Председатель артели выдал денег. По минимуму, но экипировались – щитки, шлёмы, клюшки и начали выступать. Первый блин, конечно, комом, но главное было начать.
Пригласили нас потому, что мы в свое время играли за невьянский «Космос», была такая команда, от Невьянского механического завода. После приглашения я с Тулуповым создали артельную команду. Начинали я, Тулупов, Орлов, Авдюков Олег, токарь с Пашковки и Чекмарёв Алексей.
Начали играть, вспомнили молодость и затянуло. Стали играть более менее регулярно, тренироваться. Летом на тренировки не уйдешь – самая напряженная пора. Но зимой надоедает дома сидеть, вот тут и тренируешься. Сейчас и в канадский хоккей играем. Каждый год председатель помогает. Нынче на первенстве Невьянского ГО заняли третье место.
Плохо, что условий для тренировок нет. До восьми дети занимаются, им каток рабочие заливают. Ну а нам после них приходится самим лёд в порядок приводить. А ведь ночь на дворе. Хорошо, что начальник базы помог с освещением. Тем более, что он играл первые годы в возрожденной команде. А поскольку тренируемся до полуночи, то правление решило выделить нам брус для строительства своей раздевалки. Будет хоть где форму оставить.
Кстати, когда наш нынешний председатель был моложе, то тоже в хоккей играл за первенство техникума. А сейчас забот больше, на лед не выходит.
Тулупов сейчас с нами не играет, но помогает как может. Если играем на выезде, то вахтовку дает, едем в тепле.
Пытаемся молодежь завлечь. Без нее никак, скорость меньше. Но не завлекается она, другие интересы, наверное. Поэтому пытаемся приглашать тех, кто имеет какое-то отношение к артели - родственники работают или работали. Вот у вратаря отец на Ключах бульдозеристом работает. Отслеживаем тех, кто приходит на работу устраиваться, выясняем, играл ли он в хоккей, тем более Чекмарев-старший болельщик нашей команды.
На всю нашу страну только две команды, которые спонсируют старательские артели. Артель Амур и артель Нейва.
Много в артели и тех, кто увлекается другими видами спорта. Авдюков Александр Николаевич – мастер спорта по стендовой стрельбе. Здоровец Игорь Леонидович и Ерохин Игорь Викторович - мастера спорта по горным лыжам. Котов Сергей – мастер спорта по классической борьбе и боевому самбо. Увлеченных людей много.
В 2011 году на благотворительность потратили 2100тысяч. На обустройство одного хоккейного корта выделили 300 тысяч.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 21.05.2013 - 15:01
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


9 мая мы были в Шиловке и не удержались, чтобы не прогуляться по дороге на бывший Исовский полигон. До конца мы не дошли – это на велосипедах надо в гости было ехать, но кое-что интересное увидели. До этого мы всё как-то ходили тут в начале зимы, когда земля снежком прикрыта или листиками опавшими, а сейчас увидели много интересного.

user posted image

Начну с похвалы старателям – дорогу они сделали на совесть. Места там болотистые, так что зачастую приходилось вначале гатить, а только потом отсыпать камнем.

user posted image

С другой стороны трубы под полотном дороги были проложены только для речушек, текущих круглогодично, или, по крайней мере, в тёплое время года. Поэтому вдоль полигона (а дорога идёт по его краю) по весне образуется огромнейшее болото, точнее, даже озеро, болото будет потом, поскольку насыпь превратилась в дамбу. А поскольку за этой дамбой никто не смотрит, то переливающаяся через неё вода размывает край дороги и года через три-четыре через образовывающийся здесь овраг не то что легковушка, но и джипик не проедет.

user posted image

user posted image

Где-то на полпути между Алапаевским трактом и полигоном, слева мы увидели целый ряд канав, прокопанных параллельно друг другу с пробами на борту в полиэтиленовых мешках. Судя по всему, копали это по осени.

user posted image

Насколько я понимаю, артель, выиграв аукцион, таких канав не копает, а делает сразу котлован – надо поймать весенние воды, чтобы было на чём работать. Геологоразведка? Но почему только канавы? Почему не видно пробуренных скважин? Было ещё много прямоугольных ямок, копанных с обеих сторон дороги, со стороной в штык лопаты и глубиной около метра.

user posted image

user posted image


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 9.05.2014 - 15:13
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


1 мая мы опять прошлись по дороге на Исовский полигон.
Канавы были засыпаны (рекультивация, однако), но не все, или плохо (в России живём). На вырубленной просеке стояли аж две буровых установки - одна обычная, которая должна была засверлиться до коренных пород, а вторая должна была продолжить её работу.
Разведку на деньги "Полиметалла" проводит Северо-Уральское геологоразведочное предприятие.
В деревеньке, расположенной на большой поляне, где, очевидно, в своё время была деревня нейвинцев, стояло около десятка "Уралов".
Один из сотрудников, с которым мы пообщались, сказал, что Полиметал рассыпуха не интересует. Могу предположить, проштудировав эту тему http://www.nevyansk.org.ru/forum/24-2031-1 , что они собираются получать золото выщелачиванием.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
palino
Дата 6.06.2014 - 02:40
Offline



Новичок
*

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 3
Пользователь №: 288
Регистрация: 3.06.2014



Рейтинг:
(0%) -----


Beze, вы пишете очень интересные статьи.
Но Google Translate переводит их мне плохо sad.gif
Я желаю вам хорошо пера.
PMПисьмо на e-mail пользователю
Top
beze
Дата 28.05.2015 - 21:12
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


В этой теме уже были опубликованы воспоминания бывшего работника артели "Нейва" геолога Лучникова Ивана Николаевича. Сейчас он прислал продолжение. И хотя в заголовке написано, что эти воспоминания о людях артели, тем не менее, там очень много и о артельной жизни и работе артельщиков. Короче говоря, кто прочитает, тот не пожалеет.

О людях артели.
Здесь хочу вспомнить тех, с кем пришлось работать в артели Нейва. Конечно, многих не помню – за 30 лет перед глазами прошли многие сотни человек. Кто-то просто рядом работал, с другими приходилось часто общаться. Но в целом можно сказать, что на моём пути встречались порядочные, доброжелательные люди, как и на прежнем месте работы. С многими было приятно поговорить «за жизнь». Но были единицы, которые перед тобой чуть ли не раскланяются, но после их ухода из артели в упор не видят. Многих уже нет в живых, но память о них осталась.

Начну с председателей.
Ляпцев Виктор Иосифович – принимал меня на работу. Хотя я ещё ничего и не умел, но так как геологов не было, да и выбора не было, то я был принят. Председатель часто приезжал на участок. Пока мог, ходил по забоям, иногда во время сполоска поднимался на эстакаду. После сполоска, который иногда затягивался до позднего вечера, часто присутствовал при обработке золота. В то время ещё не было ШОУ, а были на участках комнатушки-золотовески. И вот пока не обработают золото, Виктор Иосифович не уезжал. А это могло затянуться до полуночи. Помню, на Шигирском Истоке уже тёмной ночью перерабатывали золото, а за стенами совсем рядом со всех сторон лились соловьиные трели. Больше нигде не было так много соловьёв. Чаще всего во время очередного визита Ляпцева они с Комаровым А. А. обсуждали текущие дела. Иногда спрашивал у меня, сколько участок добудет за месяц. Хорошо запомнился один случай: приезжает Ляпцев В. И., садится за стол. А тогда в конторе было всего 2-3 стола, сделанные своими плотниками. О чём–то переговорил с начальником участка Комаровым Анатолием Александровичем. Потом подзывает меня. Сажусь напротив. «Геолог, сколько даст участок в этот месяц?» А надо сказать, что он всё записывал в блокнот. Достаёт блокнот. Называю ему цифры по каждой установке. – Считает в блокноте. – «Мало». Немного прибавляю. «Мало». Отвечаю: «Больше нет». На этом «наш тех. совет» закончен. Где-то через полмесяца он снова приехал, сел на то же место. И вот тут я ему подсунул «ежа» - беру бумажку, пишу результаты прошедшего месяца и молча пододвигаю. Виктор Иосифович прочитал, резко отодвинул и говорит: «Больше не подсовывай таких бумажек. Если бы я захотел, я бы выжал из вас» - итог месяца был близок к моему прогнозу. Ещё хочу вспомнить один случай, благодаря чему моё старательство так затянулось: Это было на второй(?) год моей работы. Пришлось услышать такое о себе от некоторых, что вот пашешь – жопа в мыле, а ты похаживешь, бездельничаешь. Принял это я слишком эмоционально, написал заявление и к Ляпцеву. На что он мне ответил: «Подумай» - заявление не подписал. Говорит: «У нас к тебе замечаний нет, а других посылай подальше». Во второй раз я уже с заявлением не пошёл. На этом закончу. О первом председателе много сказано другими хороших слов, что полностью поддерживаю. После его смерти были другие, о которых тоже достаточно сказано, но добавлю, что смогу.
Максунов Георгий Иванович. С ним я близко не «контачил» - в должности председателя он пробыл не долго, поэтому ничего к ранее сказанному добавить не могу.
Комаров Анатолий Александрович пришёл на должность зам. председателя с должности начальника гидравлики №81 (Шигирский Исток), а после ухода Максунова Г. И. стал председателем. Так как я работал на этом участке и со временем показал, что что-то «понимаю в этой грязной работе», то Комаров А. А. частенько советовался со мной и прислушивался, будучи начальником гидравлики и председателем (этим я пользовался иногда, если надо было изменить в чём-то мнение последующих начальников). Был переизбран в 1998 году (?) после того, как слишком начал преувеличивать своё Я.
Стенякин Владимир Фёдорович - запомнился тем, что хотел установить предельный срок работы пенсионерам не более трёх лет, а далее – освободите место. Но, как говорится: «бодливой корове бог рогов не дал» - пришлось самому освободить место.
Мостовских Николай Михайлович - с ним работал, когда он был горным мастером на «Пионерском Логу», а председательство – не его дело.
Каюмов Евгений Тиморгалиевич – тоже о нём сказано достаточно. Так как долго был милиционером, то приезжая на участок, его в первую очередь интересовали вопросы сохранности металла. Однажды он мне сказал такую глупость, что я никогда не забуду. А дело было так: плотик, как известно, очень неровный, трещиноватый и при отработке в эти трещины могут попадать самородки. Чтобы как-то уменьшить эти потери, приобрели металлодетектор. А кому лучше знать, где искать, как ни геологу? Поэтому иногда после зачистки плотика я обследовал отработанную площадь до того, пока не затопили грунтовые воды, не перемяли тяжёлой техникой. И вот Каюмов спрашивает : «А как ты ходишь, с кем?» Отвечаю: «Когда один, когда с кем-нибудь, если народ есть свободный». Его это привело в «шоковое изумление» - как это одного можно допустить к драгметаллу? Хотя сам, будучи замом председателя по сохранности, выписывал удостоверения к допуску на работы с металлом. Ещё сказал: «Так у тебя появится желание ещё куда-нибудь забраться». После этого случая (он, наверно, был ещё замом – председатель не стал бы писать инструкции) написал такую инструкцию по использованию металлодетектора суконным языком начинающего участкового, что у меня пропало всякое желание пользоваться прибором. Естественно, изменилось мнение о нём. Везде видел воров. После ухода из «Нейвы» стал главой Невьянска, где и работает благополучно по сей день. Для меня золото никогда не было чем-то притягательно-криминальным, просто объект моей профессии.
Ерохин Игорь Викторович - был у меня начальником участка. В 1997 году, когда Ягодный осенью переезжал на Увальный, наши пути разошлись: его оставили на Ключах. А потом «пересекались», когда он стал председателем. Ему тоже обязан многим (об этом говорил), отношения были нормальные, хотя человек не без недостатков. А у кого их нет? Но вот что мне не понравилось, так это как (с подачи Суминова С.) вынудили, а проще говоря, заставили уволиться Мотину Л. И. – гл. геолога. Её пригласил Комаров, когда умер гл. геолог Попов Валерий. Не дали ей доработать несколько месяцев до 10 лет, что давало право на материальное вознаграждение.
Есть золотое правило нравственности - «относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе". Поэтому с самим так же обошлись: из председателей дошёл до горного мастера, а потом уволился.
Карасёв Сергей Геннадьевич – с ним не работал. Как председателя, знал мало. Нынче, в 2015 году переизбран на второй срок. Народ доволен.



--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 28.05.2015 - 21:29
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Заместители председателя, главные инженеры
Первым заместителем, а, вернее, гл. инженером был Бутлицкий Григорий Давыдович. Заместителей в таком количестве, как сейчас, ещё не было, не считая зама по сохранности.
Григорий Давыдович, насколько помню, был с 1916 года, участник ВОВ. В начале 80-х годов ему было 65-67 лет, у него болели ноги. В разрез он уже не ходил, но с ним интересно было разговаривать. Так же, как Ляпцев, записывал прогнозы добычи. Собирал минералы и редкие вещи (поделки - миниатюрные копи старательского инвентаря). На участке Шигирский Исток я организовал что-то вроде небольшой коллекции интересных минералов и находок. Был у нас мастеровитый мужик Чудиновских Евгений Михайлович. По моей просьбе сделал красивую застеклённую полку и туда поместили несколько камней, старые монеты, обломок старинного циркуля и прочую мелочь. Вот на этой полке и приглядел Бутлицкий Г. Д. некоторые камешки и стал их выпрашивать. На что я отвечал, что камни уже не мои (хотя привёз их из своей коллекции), а участка. Были и другие просители. Но всё равно постепенно наиболее привлекательные образцы исчезали. Конечно, это не Григорий Давыдович «увёл», я предполагал кто мог взять. Почему-то у любителей камня это не считается кражей.
После Бутлицкого был какое-то время Дёмин Владимир Васильевич - он прославился тем, что пошёл в разрез с зонтиком. Сразу ему приклеили кличку «Зонтик» и, если говорили, зонтик идёт, сразу всем было ясно о ком речь.
После «зонтика» главным инженером совсем короткое время был Хрущёв, который вспоминается даже с трудом. Затем, примерно в 1984-85гг., главным инженером работал бывший директор Берёзовского рудника (1970-1984) Земских Виктор Егорович -почётный гражданин г. Берёзовского (2003). Его деятельность у нас началась, предположительно, с выходом на пенсию на руднике (в 55 лет). Виктор Егорович остался у меня в долгу: отрабатывали мы блок с низким забалансовым содержанием. Приезжает Земских В. Е. на участок, интересуется, где и что работаем. Раскладываю карту, объясняю ситуацию. Конечно, низкое содержание его не совсем удовлетворило, но время поздне-осеннее, работать негде, да и этот блок положено отработать. Говорю, что фактически содержание будет выше. Сомневается. Поспорили. Говорит: «Если по твоему будет, поставлю бутылку капитанского джина». Написали на чертёжной доске ожидаемые цифры. Потом ему напомнил. Так что всё ещё жду джин. Кстати, сын его преподавал в Горной академии.
Иванов Александр Николаевич – пришёл на смену Земских В. Е. (здесь могу ошибаться), с ним из всех гл. инженеров пришлось работать больше всего. Часто приходилось общаться как по чисто техническим вопросам, так и по геологии. Мне были интересны вопросы прокладки каналов, водоотводных канав, отсыпка дамб, укладка хвостов под шлюзами и т.д., так как в основе перечисленных работ видел геологическое обоснование. Приходилось иногда спорить с ним, доказывать, хотя мне казалось, что для него, как для главного инженера, это очевидные вещи. Тогда он несколько терял свой имидж горного инженера в моих глазах. Хотя у него было полно других обязанностей гл. инженера и выполнял их вполне успешно. Иванов А. ушёл из артели, примерно, в одно время с Стенякиным – народ выразил недоверие за антиартельную политику.
Вспомню несколько эпизодов из рабочих встреч с Ивановым А. Н. Работали мы в конце 80-х начало 90-х годов на Ягодном месторождении (полное название – Шуралино-Ягодное). Глубина отработки была от 10 до 25 метров и вот по разрезу такой глубины надо было кое-где отсыпать дамбы, чтобы создать хвостохранилище. Обычно под дамбы оставляли разделительные целики, а здесь глубина была 14 метров и длина дамбы 120 метров, но целик по ряду причин не был оставлен. Дамбу начали отсыпать осенью после окончания сезона, а так как объём её был большой, то вовремя отсыпать не успели – наступила зима. А зимние дамбы - это всё равно что пилить сук, на котором сидишь. Весной начали закачку воды для летней промывки и не законченная дамба была затоплена, а с ней и часть запасов, которые надо было отработать. Если запасы не отработаны без убедительных причин, то за это могли последовать штрафные санкции. Как быть? В то время у нас был 10 кубовый шагающий экскаватор. Некоторые предлагали насыпать экскаватором. А что значит сыпать в воду рыхлый грунт? Это ведь не Енисей перекрывать – всё расползётся в стороны, объём хвостохранилища уменьшится на много тыс. м3, а у нас и так с эти всегда проблемы были. Предлагаю поставить две эстакады шлюзов обогащения по концам дамбы (естественно, на суше) навстречу друг другу и намывать, благо время у нас было. Горный мастер Шапочкин Сергей как раз занимался установкой оборудования: расставлял землесосные установки, эстакады и др. Объясняю ему, как надо поставить – поставили по задумке. Потом приехал гл. инженер Иванов А. – против ничего не сказал, но усомнился в реальности. Говорю: «через 2 месяца дамба будет» - что примерно так и получилось. Потом по ней пошла техника, укатали и спокойно ездили с берега на берег. Когда начали намывать, надо было ещё направлять поток в нужном направлении, но это уже была задача горных мастеров. Но они этого не понимали, говоря: «А зачем? Какая разница, куда поток течёт?», а может просто не хотели брать на себя лишнюю заботу – это надо растолковать бульдозеристам, контролировать их. Я к чему это описываю? Просто надо знать и ясно представлять, как происходит отложение хвостов в воде. А направляя в нужном направлении поток, можно ускорить возведение дамбы.
Другой эпизод. Это было в 89 году. Октябрь, около 25 числа, белеет первый снег на земле. Работать ещё можно, но уже не комфорт. А за день-два руководство решило, что план как бы выполнен уже и одну установку можно вытащить на борт. Главный геолог Попов Валерий Александрович сказал, что золото идёт на той установке бедновато и он тоже предлагает убрать её. Я слабо возразил – можно ещё помыть, так как погода позволяет. Но была дана команда начальнику участка Тарасову С. И. установку обрезать. Сказано – сделано. Это дело не долгое. Резаком трубы обрезал, кабеля откинул и поехали. Оттащили на пригорок, оставили. А 25 числа снова приезжают Попов, Иванов и зам. председателя по производству Иванский Евгений Владимирович. Спрашивают начальника: «Установку ещё не утащили?» «Нет» - говорит. «Да ещё бы надо поработать. Килограммчика два не хватает» и смотрят на меня, ждут моего слова. Я стою, прислонившись к стене, потом начинаю загибать пальцы и перечислять причины: надо время, чтобы смонтировать всё, морозы на носу и ещё что-то. Короче, решили не ставить. А я думал, что скажут о нас работяги? Какое у них настроение будет? Почему нельзя было ещё поработать, когда работали? А скажи я тогда, что можно – и поставили бы. Так оно и получилось, что через 2 дня мороз ударил. Иванов А. потом иногда говаривал с улыбкой: – он всегда улыбался - «Я тебя вспоминал, как ты пальцы загибал».
Ещё случай. Ну, здесь не моя «прозорливость», а уже чистое совпадение. А может «внутренний голос подсказал»? Выгребали бульдозерами пески из карста. Приезжает Александр Николаевич, осмотрелся. Поговорили с ним. «Сколько времени надо, чтобы закончить?» Я что в эту яму смотрел? Знаю? Шутя называю дни, часы, минуты. «Да ну?» - говорит. Его не точность удивила, а то что почти месяц по времени. В итоге же получилось, что почти в точку попал. И взяли не плохо. Интересно было работать.
Иванский Евгений Владимирович – пришёл в артель Нейва из другой артели. Работал на участке Шишим. Подробно его путь по служебным ступеням артели Нейва не вспомню за давностью лет. Но, вроде бы в 85-86 гг., после ухода Комарова А. А. в замы Ляпцева начальником участка стал Иванский. Е. В первый раз я увидел его в конторе артели, и он мне не понравился – что-то сердито кричал. Или просил, или спорил. Потом пришёл на участок. С участка, в какое время, не помню, перешёл в замы председателя по производству. Но ничего, сработались нормально и до конца были в хороших отношениях. Он был вспыльчив, мог наговорить грубостей, но быстро отходил. Как-то мне сказал, а мы начинали зачистку забоя после отработки: «Я на выходные пойду, чтобы с тобой нервы не портить» - знал, что я всё равно буду делать так, как считаю нужным.
Были и другие случаи – это ведь не один день. Было время, когда руководство артели считало, что маркшейдер и геолог могут поработать горными мастерами, когда один из мастеров уходит на выходной. По штату (или из экономии) было два горных мастера, значит 12 смен кто-то должен на время выходных их подменять. Вот получалось мне с маркшейдером по очереди мастерить и в день, и в ночь. В конце концов я написал бумагу председателю со своими претензиями и объяснениями. Освободил. А тогда я мастерил, то есть делал всё, что положено горному мастеру. Отсыпали дамбу – с одной стороны ещё небольшой котлован, в котором стоит землесосная установка, с другой – жидкая «параша», которая, если порвёт дамбу, утопит котлован и установку. А дамба была высотой метров 10 и начала потихоньку сползать к землесосу. Начали укреплять до меня – наталкивали грунт бульдозерами на тот откос, который сползал. А того не понимают, что чем больше нагружают его, тем больше дамба ползёт. Заступил я на мастерство и заставил насыпать грунт со стороны хвостохранилища впритык к дамбе, прямо в эту жижу. Приезжает Иванский (был уже тогда замом): «Это кто тебя учил так дамбы строить?» Отвечаю: «А так как строили, полная чушь» (ну, не совсем так сказал). Ничего, дамбу построили и никуда больше не ползла. Были другие подобные случаи. В тот раз ничего не ответил он, уехал нормально.
А вот ещё интересный случай. Тогда он ещё начальником гидравлики был. Делаем зачистку плотика. Плотик зелёный, ровненький, как газон – бульдозеристы постарались. Подошли уже к зумпфу. Приходит начальник Иванский Е., окинул хозяйским взглядом разрез. Берёт у меня ковш. «Проверю, как ты зачистил». Куда-то отошёл, а я и не смотрел. Через несколько минут приходит. Говорит уставившись: «Это ты так зачистил!?», а взглядом, как гвоздями, прибивает. В ковше у него шлих: чёрный магнетит и крупицы золота. Спокойно отвечаю: «Это не отсюда. У нас нет такого шлиха». Заулыбался. В разрезе стоял вашгерд, который привезли с Шишима. Вот он наскрёб по уголкам это шлих и показал мне. А шлих резко отличался от нашего, что сразу в глаза бросилось.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 28.05.2015 - 22:02
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Геологи, маркшейдеры, горные мастера.
Первым геологом, кого встретил в артели "Нейва", был ст. геолог Виноградов Виктор Николаевич – ставший непосредственным моим начальником по геологии. Надо сказать, что в административном отношении участковый геолог подчиняется начальнику участка, а в методическом – старшему (главному) геологу артели. Когда артель ещё относилась к Невьянскому прииску, а тот в свою очередь – к объединению "Уралзолото", - тогда контролирующих-проверяющих было больше.
О Виноградове В. Н. уже немного говорил. В начале моей работы было только два добычных участка, а геолог только один – Виноградов В. Н. Приходилось ему и текущую работу по участкам выполнять, и работу ст. геолога.
Работа работой, но что-то ещё должно быть у человека. Вот у Виноградова была дача и он её обустраивал, старался как-то украсить.
Тогда на гидравликах вскрышные работы не велись, так как бульдозеров было мало, а работали на болотах. А ста годами раньше здесь уже добывали "презренный металл", вместо техники были лошадки. И как следствие этого – при нашей промывке находили много подков, медных пряжек от сбруи, различные монеты, кости мамонтов, оленей, лосей, домашних животных. Конечно, всё это было интересно и мужики при случае подбирали старину. Особенно интересовали старинные монеты, но много было монет 20 века. Виноградов собирал подковы, а потом на даче сварил ажурную арку над дверьми. Один нейво-рудянец держал лошадь в хозяйстве – он собирал медные украшения для сбруи. Рассказывали потом, что начищенные бляхи сияли на сбруе – словно маршал выезжает. А вот зубы мамонта принимали за камни и разбивали, чтобы в землесос не попали. Потом до них дошло - после ликбеза по палеонтологии. По болезни Виктор Николаевич поменялся местом с геологом с Аник –Пачки. С Виноградовым легко было работать.
Попов Валерий Александрович – пришёл на смену Виноградову где-то около 84-85 гг. и работал до 1997г. Валерий Александрович был трудоголик, часто работал до глубокой ночи, что в немалой мере отразилось на здоровье – умер на рабочем месте. Валера увлекался собиранием интересных и редких минералов, проводил отпуска за этим занятием с такими же коллекционерами - "фанатиками". А в выходные дни или вечером после работы уезжал на реку, озеро, где любил посидеть у костерка с кружкой чая, припахивающего дымком.
Попова В. А. В 1997 году сменила Мотина Любовь Ивановна – пришла по приглашению Комарова А. А. Это был требовательный гл. геолог – обязала заполнять различные журналы, планы т.д. С чем-то я был согласен (порядок должен быть, но в меру), с чем-то не согласен, на что следовали предупреждающие замечания. Как показало время, часть бумаг оказывалась действительно не нужными, а время убито напрасно. Но ничего, сработались. Видно было, что специалист грамотный. В это время уже во многом изменились прежние подходы к добыче полезных ископаемых, появлялись новые нормативные документы, законодательные акты (далеко не всегда умные). Под всё надо было подстроиться, многое согласовывать с "вышесидящими" чиновниками – всё это входило в обязанности гл. геолога и гл. маркшейдера. Проработала Любовь Ивановна почти 10 лет, пока её не "ушли". Мне было жаль, что ушла.
Хохлов Клим Прокопович - работал, как и Виноградов, маркшейдером на двух участках и в то же время ст. маркшейдером. Работы ему тоже хватало. Это был первый маркшейдер, с кем познакомился я в артели. Большую часть времени он находился на участке Шигирский Исток. В то время никаких компьютеров и в помине не было. Все чертежи делались вручную, на ватмане. В конце каждого месяца надо подснять все забои, пополнить планы. Это сейчас различные программы существуют, не то что в "старые советские времена", когда все расчёты выполнялись на вечных конторских счётах. А это из сотен цифр надо сбить «сальдо и бульдо». В забое, чтобы теодолитом заснять план, нужен рабочий-реечник. В этом качестве выступал обычно я. Мне такая работа не была в новинку, так как топографию изучал, реечником работал – не надо объяснять специфику. А что касается оформительской части работы, то это полностью маркшейдерская работа. Но однажды Клим Прокопович хотел привлечь меня, так как он зашивался – не успевал сдать отчёт. Но у меня было своей работы по горло и я возмутился. Клим обиделся. Потом его перевели на другой участок, не помню уже когда. Из всех маркшейдеров всегда отмечаю его: это человек старой закалки, к работе относился ответственно и смотреть на его планы горных работ было приятно. Планы начерчены тушью чётко, без помарок, каллиграфический почерк. Работал потом его сын горным мастером – тоже писал красиво, сейчас едва ли встретишь таких, кто писать умеет. По таким чертежам сразу видно, как человек относится к работе. На полигоне у него тоже были выставлены все вешки, обозначающие разные границы, контуры. Потом Клим Прокопович работал на Сапе и в конце – некоторое время - в конторе.
После Хохлова К. П. пришли Байбородов В. П., Шешуков В. В., Шантурин Ю. Н. Малинин В., Лушников С. В., снова Байбородов Владимир Павлович. В этот период, когда на Курье, Ягодном работали другие маркшейдеры, Байбородов В. работал на других участках вблизи Нижнего Тагила. Потом, когда там работы закончились, его перевели на Увальный.
А горных мастеров побывало и того больше, что всех уже не вспомнить. Запомнились единицы, в деталях могу что-то, забыть, перепутать. Ко времени начала моей работы на Шигирском Истоке запомнились три мастера: Девкин Алексей Павлович, Тимиргалеев Вакиль Саитович и Ворончихин Николай Фёдорович (каин), о котором уже говорилось. Девкин Алексей Павлович работал со дня образования артели. Это был высокий (прогонистый) висимский мужик. Горного образования у него не было, а был практический опыт. Сейчас уже точно не помню, но, наверно, он больше работал на подмене других мастеров. Да ещё разброс по удалённости был великоват: две установки работали на Ягодном Логу, две – на Шигирском Истоке – это по прямой 1,5 -2 км, если по кривым грязным дорогам, огибающим хвостохранилища и разрезы гидравлики, то все 4 набирается. Конечно, здесь не набегаешься, поэтому один мастер в одном конце, другой – в противоположном. Сейчас требования горных надзорных ведомств ужесточились – горные мастера, как минимум, должны иметь документ об окончании хотя бы курсов, дающих право на ведение горных работ. Это не значит, что все были "неучи" – подобных Девкину, если и были на других участках, то единицы. Позднее для них организовали курсы, которые вели преподаватели из горного института.
Первые контакты по работе с Алексеем Палычем прошли так сказать "в тёплой дружественной обстановке". Горным мастерам уже было известно, что я должен делать, что они, и выполнять (или хотя бы не мешать) мои указания. Отработали заходку. Начали бульдозерами делать зачистку плотика. А плотичок такой ровненький, без камней, бульдозеры срезают столько, сколько надо. Только кое-где встречаются небольшие углубления, которые ямами даже нельзя назвать. И вот я бегаю между рычащими бульдозерами с ковшом и беру пробы то там, то тут (сейчас бы мог обойтись малой долей тех проб). Где обнаруживаю металл, заставляю бульдозеристов вернуться и снова грести поглубже. Время идёт. Рядом длинный Палыч нервничает, бегает, руками размахивает: "Вот будешь тут ковыряться в каждой ямке! Кубажом возьмём, кубажом! " Бульдозерист – один из самых опытных Сёмкин Василий Киприянович – смотрит и ждёт, кого слушать. Заставляю продолжать, мастер чуть не плюётся. Считалось, что висимцы опытные горняки, а вот того до них не доходило, что весь металл на плотике (не говорю о Ляпцеве), хотя тот же Палыч часто повторял, что золоту много места не надо. Ничего, со временем всё вошло в своё русло. А так как я полностью руководил зачисткой и знал, примерно, когда понадобится бульдозер или трелёвочный трактор, чтобы перестроить гидромонитор, то договаривался с Девкиным А. П. и в назначенное время техника, как штык, была на месте.
Жили с Палычем в одном домике, где обитало 10 человек. Это позже стали делить на "чёрных" и "белых", а в то время было всё более демократично – рабочие жили с ИТР в одних домиках.
Наступила поздняя осень. Снег лёг. Промывку закончили и работяги, как птицы, разъехались по тёплым квартирам, а мы с Девкиным ещё бичуем. Он доделывает то, что обычно необходимо сделать после окончания сезона, а я "рисую" свои планы – готовлю отчёт. Холода усиливаются, в конторе сидеть прохладно, вот в один прекрасный день перешёл работать в домик (не отходя от кровати). В домике тоже становится прохладнее, и Алексей Палыч меня покинул – перешёл жить в другой дом. Говорит, чтобы и я переходил. Сказал: «Буду здесь жить». И вот однажды отключили эл. энергию неожиданно – а день был солнечный. Смотрю и почти по Некрасову Н. А. - "… в широкие щели сарая глядятся весёлого солнца лучи", так и у нас. Домики новые, потолок постелен впритык к стенам, без нащельников и засыпан опилом. Со временем всё высохло, опил в том числе, щели расширились и опилки потихоньку сыпались вниз. В темноте все щели сразу проявились. Пришлось лезть на чердак и затыкать мхом все дыры и присыпать сверху. После таких мероприятий сразу стало теплее, Палыч увидел – вернулся. Потом мы с ним завалины засыпали (пол был двойной) – ещё стало теплее и зажили припеваючи. Вот так жили и работали.
В это же время работал Темиргалеев Вакиль Саитович – у него было горное образование. До артели работал в Сухом Логу на цементном заводе. Был шустрый, быстрый, как ртуть, небольшого ростика. А мужики, как известно, народ на язык острый – чуть что и кличка приклеена. Вакиль сказал однажды: "… как бобик за день набегаешься" – стал бобиком. Горные мастера обычно увольнялись сами по окончанию сезона по разным причинам – в «стародавние» времена в разгар сезона не увольнялись, как теперь и, за редким исключением, мастера увольнялись по инициативе (по желанию) руководства. Когда он ушёл, этого уже не помню.
В 1983 году пришли Тарасов Сергей Иванович и Сизых Станислав Всеволодович. Оба пришли из ДРСУ – дорожно-строительного управления. Тарасов С. И. был сыном гл. механика Ивана Афанасьевича Тарасова –начал работать электромехаником участка (?), а потом дорос до начальника и далее – зам. председателя по экономике. Сизых С. В. начал с горнорабочего, затем горный мастер, начальник гидравлики Ключи, начальник базы, начальник участка рекультивация. Когда Тарасов С. И. стал начальником гидравлики – это было уже на Ягодном - он собрал всех ИТР в один дом (как говорили: бичарню.), дабы не слушать рабочих, что не следует, да и самим не говорить лишнего. Как я не противился, но начальнику надо подчиняться. Хотя до этого 5 или 6 лет я жил с работягами весьма неплохо. В этом же доме жили маркшейдер, механик, горные мастера в числе которых был Сизых С. В. Станислав Всеволодович вечером обязательно звонил домой, справлялся о делах, хотя утром приехал из дома – образцовый семьянин. Время прошло, дети выросли, появились внуки. Внуки тоже становятся взрослыми, а дети пришли на смену родителям – так и у Станислава Всеволодовича. Это человек увлекающийся – не могу сказать: увлеченный. Увлекшись одним, скоро узнавали, что уже охладел к этому, а занялся чем-то другим, потом следовало что-то другое. Но к работе подходил ответственно, порой бывал горяч, но между нами никаких споров не припомню.
Тарасов Сергей Иванович – принял гидравлику под своё начало, если не изменяет память, в 1987 году на Курье после Иванского Е. В. Менялись месторождения, менялись и названия участков: Шигирский Исток, Курья, Ягодный и т. д. Осенью 87 года стали перебазироваться на Шуралино-Ягодное месторождение. Начальники гидравлики по заведённому правилу каждый день обходили участок, обычно утром. Тарасов С. часто ходил в моём сопровождении (по его желанию). Расспрашивал о ходе работ, дальнейшем направлении, перспективах и т. д. Кроме него так делал ещё Сергей Борисович Шапочкин, а все остальные (насколько помню) брали меня с собой в разрез, если возникал какой-то конкретный вопрос. В словах Сергея Ивановича иногда проскальзывали такие выражения: "Вот ты всё хочешь подогнать технологию под геологию, а не геологию под технологию". Я так и не понял – шутил он или всерьёз говорил. В моём понимании с учётом геологических особенностей данного участка надо выбирать соответствующие технологические приёмы, методы, технику. Но изменить геологию участка так, чтобы отработать без напряга - это не в моих силах. А то, что такие желания у некоторых технических руководителей были, так в этом убеждался не раз.
Несколько лет пришлось работать с Карповым Владимиром Александровичем, когда я пришёл на гидравлику, он работал гидромониторщиком, далее – бригадир, горный мастер и начальник участка. А в первый раз увидел его на полигоне, который ещё не был подготовлен к отработке. Это был небольшой слабохолмистый участок, на котором ещё недавно рос берёзовый лес, о чём говорили не выкорчеванные свежие пеньки. Холмистость полигону придавали старые старательские отвалы, со временем поросшие кустами, берёзами, черёмухами, осинами. Вот на этом холмистом полигоне, среди пней, сидя на капоте трелёвочного трактора, как десант на БТР, "рассекал" Карпов. Первое, что в этом я увидел – грубейшее нарушение техники безопасности. Потом, когда я обходил забои и, если работал Карпов В., всегда подходил к нему на несколько минут поговорить. Потом он стал горным мастером, а как известно, чем выше человек поднимается, тем становится (в большинстве) "круче". И вот однажды, выгребая пески из глубокой ямы дошли до того, что требовалось перестроить землесосную установку – то есть обрезать и опустить ниже, чтобы продолжить добычу золотосодержащих песков. Здесь я услышал, какую характеристику дал мне Карпов – им хотелось оставить эти пески и переехать дальше. Пришлось мне сделать некоторую переоценку человеческих взаимоотношений.
Плотик далеко не всегда ровный, как стол. Иногда и камней нет, но после зачистки выглядит, как после миномётного обстрела – хоть ямы небольшие, но частые. А по этому месту потом надо трубы проложить, техника должна ходить, кабеля протянуть. Не выгребешь ямы – оставишь золото. Здесь тебе и технология, здесь и геология, плюс наши деньги. Вот и слышишь порой за спиной: "…накопал здесь ям" - с различными эпитетами. Но, как говорится, «…не солнышко, всех не обогреешь».


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 28.05.2015 - 22:15
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


От первых дней до нынешних
Хочется вспомнить о тех условия, в которых приходилось жить и работать на примере тех участков, которые измерил своими шагами. Что общего между отработанными месторождениями? Это то, что не затронутых месторождений не осталось. По старым планам видно, что на Шигирском Истоке добыча велась уже в середине 19 века. Все ныне отрабатываемые месторождения находятся в горно-промышленной части Урала. По мере изменения экономической, технологической, технической составляющих добычи золота месторождения по несколько раз начинали вновь вовлекаться в разработку. Об этом свидетельствуют добычные и разведочные шурфы, пройденные в более позднее время сквозь отвалы вскрышных пород на бортах старых разрезов, а также разведочных скважин второй половины и конца 20 столетия. Проще говоря, извлекаются всё новые и новые килограммы золота на площадях, ранее не пригодных для разработки. Если в первые годы работы артель имела небольшое количество малосильных арендуемых бульдозеров челябинского тракторного завода до совсем маломощного ДТ-75, то сейчас техническая мощь неизмеримо возросла. Если раньше, когда ещё не применялись так привычные в настоящее время гидровашгерды, все крупные камни, крепь старых выработок, корни и пни деревьев вывозилось из забоев на пене, то сейчас всё это подаётся мощными бульдозерами и экскаваторами на вашгерд. Но на пену ничего само собой не падало: всё шло через руки горнорабочих. Оглядываясь назад и вспоминая картины отработанных разрезов с каменно-древесными конусами, трудно представить, что это дело рук простых работяг. Каторжный труд. Едва ли сейчас кто согласится на такую работу. Говорят: работали за деньги. А кто стал богат? Вот болезни рук, ног, спины многие нажили. Иные уже далече. Даже для того, чтобы зачистить каменистый плотик, приходилось за смену не по разу перестроить гидромонитор – это разболтить трубы, передвинуть монитор, пристыковать новые трубы – всё с помощью ломика, иногда в грязи, в воде. А зачем? Да потому, что бульдозеры не могли взять каменную щётку, в которую набилось золото. Сейчас мощные «Чебоксарцы», «Камацу» способны зачистить почти любой плотик. Но, как мне кажется, хуже стало уделяться внимание качеству зачистки плотика, а больше интенсивности отработки: воплощаются в действительность слова старателя Девкина Алексея Павловича – «кубажом возьмём». Как говорится: сила есть, ума не надо.

user posted image
Шигирский Исток. Старые шурфы

Поражённость месторождений заставляла проявлять и особую настороженность при ходьбе по поверхности. Ведь приходилось ходить не только в разрезе, но и за пределами разреза. В летнее время из-за густой травы, кустов под ногами почти ничего не было видно и очень легко можно было провалиться в полуобвалившийся шурф или в скважину диаметром до полуметра. Да и просто в любую яму, где можно было сломать ноги – приходилось об этом помнить всегда. А глубина шурфов была до 20 метров. Пришлось увидеть один раз скелет лося в таком шурфе на глубине около 15 метров. Желания уподобиться этому лосю совсем не было.

user posted image
Замывка зумпфа

В разрезе условия тоже заставляли концентрировать внимание на технике безопасности. Так, при зачистке плотика работало иногда 2-3 бульдозера и приходилось им указывать, где и сколько сгребать. Особенно это было необходимо там, где быстро выступала вода. Надо было вертеться между бульдозеров, постоянно держа их в поле зрения, так как они могли быть в разных сторонах от тебя. И ни в коем случае не оставлять свой инструмент, а иначе обязательно раздавят. При документации борта и отборе проб необходимо было обращать внимание на возможность внезапного обрушения борта. Поэтому при высоком борте сперва обходил по верху по краю, осматривая, нет ли трещин, предвестников возможного обвала. Ещё на такую опасность указывали периодически падающие сверху комочки глины, камушки. Но не всегда перечисленные меры предосторожности можно было учесть, да и не возможно всё предвидеть. Вспоминается один случай: глубина разреза была 6-7 метров, из них верхняя половина состояла из намокшего от струи гидромонитора торфа. А это значит, что торф едва удерживается на отвесной стенке. Но мне захотелось взять пробу в этом месте. Подошёл быстро с ковшом, набрал пробу над плотиком и стал быстро отходить. Только отошёл на безопасное расстояние, как каким-то «задним зрением» или чувством почувствовал, что борт падает – моментально сжимаюсь в клубок, наклоняюсь и меня окатывает по спине торфяно-водяной душ.

user posted image
Вначале на Истоке не было вашгердов и эти пеньки вывезены на пене

Вообще, когда заходил в разрез, всегда показывал гидромониторщикам, бульдозеристам и прочим механизаторам, что буду находиться в зоне их работы, и не входил, не убедившись, что меня поняли и видят. Но однажды так не сделал, за что поплатился. Это было на оз. Спорном вблизи Шуралы. Разрез был более 20 метров глубиной и установка простояла на одном месте почти 5 месяцев. За это время через вашгерд было перепущена не одна тыс. м3 различных глыб, валунов, брёвен крепи. В таких отвалах могли встречаться как раритетные археологические находки, так и интересные с геологической точки зрения образцы. На этот раз так же пришёл я на установку и вижу, что бригада занимается ремонтом землесоса. Подумал, что пока они ремонтируют, успею осмотреть отвал за вашгердом и ничего им не сказал. А отвал был уже такой величины, что за ним от землесосной установки не было видно никого и ничего. На мне была ослепительно белая кепочка и дымчатые очки. Прошёлся я по отвалу и удалился в «слепую зону» и тут услышал шелест воды – так же, как в случае под торфяным бортом, успел быстро повернутся задом к установке, сгруппироваться, как по касательной получил удар струёй по правой щеке (но левую не стал подставлять) – падая на все четыре кости, успел заметить, как взмыла моя кепчонка, слетели очки. Почти по пластунски покинул я опасное «поле». Вопрос: что было бы, если бы струя попала в ухо? Кепку–то я поднял, но уже коричневую, а вот очки не нашёл. Поэтому в разрезе всегда должна присутствовать голова на плечах, чтобы думать в нужном направлении.

user posted image

Ещё немного вернусь к тому времени, когда не было гидровашгердов и всё проходило через руки зупфовщиков. Когда шла зачистка зумпфа, то они по несколько часов не вылазили из него, выкидывая крупные камни. Иногда даже этот процесс не укладывался в одну смену. Здесь многое зависело от умения бульдозериста: я смотрел, где и на какую глубину нужно зачистить и показывал движением руки механизаторам. С одними было легко – они сразу улавливали и брали столько, сколько надо было. С другими похуже, но вот был у нас Павел Земцов (по кличке шифоньер), так он либо заглубит отвал до упора, либо совсем поднимет. Однажды с руганью выскочил из кабины: «Что я тебе? То вверх, то вниз!» В этот раз уже зачищали около зумпфа, он сидел в кабине и понемногу подскребал всё ближе и ближе. Свободные ребята в землесосе пили чай с повидлом, сгущёнкой – набирались сил для борьбы с камнями на завершающем этапе. На верстаке стоял в жестяной банке солидол. Так, небольшая по размерам баночка. Вот они и пододвинули её поближе к чайнику. Заходит Паша, наливает чай, толсто на хлеб мажет повидло. Откусывает и с матюгами выскакивает из землесоса. Вкусил солидол. Садится за рычаги, отвал до упора в камень и всё в зумпф. «Паша! Паша! Ты что!?» - «Ничего, с солидолом пройдёт». Было трудно, но без шуток не обходилось.
По сложности отработки, пожалуй, Шигирский Исток и Курья были попроще: плотик сравнительно ровный, камней и карста было мало. Хуже дело было с техникой. Но даже при такой кажущейся простоте, когда не было гидровашгердов – этих камней для зумпфовщиков и машинистов землесосов было по «горло», потому что, если зумпфовщик вовремя не поймал этот камень, то его приходится вытаскивать машинисту из землесоса. А чтобы вытащить из землесоса, приходилось не мало покорячиться.

user posted image

Следующее Шуралино-Ягодное месторождение было уже поглубже (до 28 м местами). Здесь плотик, в основном, был глинистый, местами выходили крупные покатые, словно спины доисторических животных, глыбы известняка. В самых глубоких ямах могла неожиданно появиться грунтовая вода. Кое-где встречался ложный плотик, заставлявший тщательно копаться в тонкостях строения, залегания породы. Ложный плотик и другие геологические загадки даже придавали работе геолога какой-то азарт, остроту поиска ответа на такие загадки. Здесь я стал использовать биолокацию – по старому лозоходство. О лозоходстве, его применении прочитал в статье Плужникова А. И. Заинтересовался, стал осваивать. Что-то получалось, что-то не всегда получалось. Сложность на Ягодном была в другом. На Ягодный мы пришли на место Невьянского прииска, а прииск переехал на Курью. Хвостохранилища были уже переполнены и дамбы отсыпаны глиной. Эта глина имела пакостное свойство: растрескиваться под солнцем. Поэтому дамбы постоянно были в трещинах, некоторые из них могли прекрасно выполнить роль небольшого канальчика, по которому вода так и стремилась вырваться на свободу. Горным мастерам приходилось по несколько раз в смену курсировать по дамбам – днём и ночью. Тем более, ночью надо было особенно смотреть. Но всё равно два раза хвосты уходили из хвостохранилища. Один раз промыло каньон и эта грязь хлынула на совхозные зеленеющие поля. А в другой раз промыло в виде тоннеля под дамбой так, что в этот тоннель мог войти бульдозер, а по верху пройти тот же бульдозер не провалившись. Вот такие чудеса природы приходилось наблюдать на Ягодном месторождении.

user posted image

И самое сложное Увальное месторождение, где воды было мало, но зато карстовые провалы в избытке. Спасибо экскаваторщикам – иногда такой колодец глубиной до 10 метров так очистят, словно лопатой. Это Анкудинов Алексей, Юферов Андрей, Балакин Геннадий и другие. Даже при такой ювелирной работе остаются неизбежные потери золотоносных песков.

user posted image

Ещё хочу остановиться на специфике работы бригады сполосчиков в период работы участков Шигирский Исток и Курья. Как уже было сказано ранее, в то время на участке была крохотная комнатушка-золотовеска, где производилась первичная обработка золота, снятого со шлюзов. Схема работы была такова: привезённое золото высушивалось в доводочном ковше на электроплитке. После просушки вручную выбирались различные посторонние примеси в виде свинцовых дробин, обломков аккумуляторных пластин и т.д. Что можно было выбрать с помощью магнита, отмагничивалось. Всё остальное удалялось отдувкой – вот где нужны были развитые лёгкие. Но помимо всего перечисленного присутствовали в ковше и летучие, далеко не полезные, соединения. Эти соединения начинали испаряться уже при первичной просушке. Но главную опасность представляла ртуть, которая попадала с амальгамированным золотом. Нет, это не артели Нейва ртуть. В стародавние времена для более полного извлечения золота в технологии промывки использовалась ртуть, которую заливали в шлюза. Но 100% извлечения невозможно достичь – потери есть и будут. Так и в те времена часть амальгамированного золота терялась, которое вновь попадало на обогатительные шлюза в наше время. И можно говорить не о граммах, а о килограммах потерянной и вновь переработанной ртути. Но как-то недопонимали те, кто должен был в первую очередь обратить на это внимание. После моих неоднократных напоминаний о такой «нездоровой» ситуации в форточку вставили вентилятор. Сам я часто присутствовал при переработке – так что здоровья всем участникам сидения в золотовесках, думаю, не прибавилось. Ещё предлагал облегчить отделение чёрного шлиха от золота методом электромагнитной сепарации. Только через, примерно, 25 лет наконец стали использовать этот способ. А тогда говорили: «…как это можно? ведь магнит не берёт?» Как долго и со скрипом, как и везде у нас, внедряется что-то новое. Потому что для некоторых «этого не может быть, потому что не может быть».
Вот ещё интересный случай, случившийся со мной при замывке зумпфа. Как я уже писал и видно из фото, зумпфы в то время (по крайней мере на нашем участке и при мне) замывали при помощи шланга. Шланг был довольно толстый и присоединялся в землесосе к крану. Давление воды, как известно, довольно высокое - может быть больше 10атм. Для того, чтобы понять всю механику замывки, я сам принимал в этом активное участие. То есть до недавнего времени сам замывал по 20-30 минут. Чтобы легче было держать шланг, придумал наконечник с ручками и упором в живот. Воду на шланг переключал землесосник, пиная ногой рычаг на кране. Так как шланг толстый, то обычно один направляет струю, смывая концентрат под всас, а другой поддерживает шланг или переносит следом, чтобы не зацеплялся за разные выступы. Иногда землесосник шутил: без предупреждения выключал шланг и оба замывальщика падали вперёд или включал - тогда садились на ж.... Я видел, как один раз, когда это приспособление мужики положили и отошли, а машинист землесоса не видя, что там делается и думая, что шланг в руках, включил воду. Шланг немного поелозил по земле и под действием реактивной силы взмыл вверх, описывая на высоте 4-5 м различные фигуры высшего пилотажа. А раз мне самому пришлось на нём полетать. Была уже осень. Точно так же землесосник не выглянув из землесоса, подал воду на шланг. Я стоял рядом, но задом, а посему не видел этого. Шланг же немного повертевшись, устремился ввысь, предварительно залетел ко мне рукояткой сзади под фуфайку. Тут я почувствовал полный "улёт" - меня поднимает, а поделать ничего не могу. Как Карлсон, только он на пропеллере, а я на реактивной струе. Это наблюдал Девкин А. П. - полный отпад. Был у нас Кетов Сергей, здоровенный лось - один носил по два баллона: кислородный на плече и газовый под мышкой. Вот он замывал зумпфы без помощников, изящно высморкавшись перед этим: "Прочь, мелюзга пузатая". Я всё леща ему подбрасывал: " Ты замываешь, словно пишешь". Вот и такие истории случались. Бывало, что водой окатят, а под окончание сезона до того назамываешься, что намокнувшие штаны на коленках коробом стоят, замёрзнув на ветру - на улице уже минусовая температура.
В 2008 году в августе ездили в Семёновку, которая находится в Башкирии немного подальше Сибая. Ездил Комаров А.А., Ерохин И. В., обогатитель наш Левченко С.И. и пригласили меня. А ездили смотреть обогатительные шлюза новой конструкции. Так же был там бывший директор Уралзолото (он был уже на пенсии) Новак Н. В. и др. неизвестные мне лица. Он рассказывал, что руду с Долгого мыса (который отрабатывали, правда, другие), коренного месторождения золота в районе Ново-Асбеста, немного севернее Сербишной. возили в эту самую Семёновку, а это без малого 700 км. Полного извлечения Au нельзя добиться, поэтому в хвостах переработки оставалось ещё довольно высокое содержание. На момент нашего посещения бывшей фабрики по извлечению золота там всё уже было разрушено. Колючка, которой обнесена территория и хвосты, местами лежала на земле. Какая-то компания пыталась наладить добычу неизвлечённого металлла с помощью высокотехнологичных шлюзов. Шлюза у них были смонтированы, самосвалы изредка подвозили хвосты к промывочной площадке, но пока ничего не работало. Обогатитель Левченко ездил ещё раз в конце сентября смотреть, но они так и не запустились. Ездили же мы на предмет покупки таких шлюзов для извлечения мелкого золота из хвостов. Но цена их была очень высока, а вот отдачи мы не увидели. Вообще на россыпях очень много теряется при промывке мелкого золота, которое даже не учитывается при разведке по той простой причине, что теряется уже на стадии обработки разведочных проб.



--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 28.05.2015 - 22:18
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Государево око.
Современное старательство - это не времена золотой лихорадки. Разработка месторождений ведётся по утверждённым различными надзорными ведомствами проектам. А если есть такие структуры, то они с определённой периодичностью проверяют: а не нарушает ли артель Нейва (как и другие горнодобывающие предприятия) в своей работе положения и нормы, утверждённые проектом? И приезжают инспекторы из гостехнадзора с геолого-маркшейдерской проверкой, горно-технической проверкой состояния гидро-технических сооружений, техники безопасности. Кроме того, наведываются частенько экологи - не слишком ли бульдозеры коптят небо, а не проливают ли солярку на благодатную почву. С завидной регулярностью заглядывают санитары из местной СЭС в столовую. А про местных жителей говорить не приходится: так и видят всё, что есть и чего нет. Но, как говорится: «в чужом глазу соринку видят, а в своём – бревно не замечают». Сколько мусора навалено вдоль дорог и по лесам-перелескам, окраинам деревень! Не надо быть следопытом, чтобы понять: откуда всё это.
Своё руководство просто обязано не забывать участки. Все эти посещения обязательно заканчиваются составлением актов-указаний, записями с замечаниями в «журнале замечаний», который ведётся на участке.
Когда артель «Нейва» ещё входила в структуру объединения «Уралзолото», тогда приезжали проверяющие из объединения в лице маркшейдеров, геологов. Частенько приезжал гл. маркшейдер «Уралзолота» Кондрашов В. (?), его зам. Бурдов П. Они проверяли не только ведение документации, но и проводили инструментальную проверку на месте. Кондрашов был специалист своего дела: взглянув на план горных работ участка и выйдя на место без инструмента, мог сразу увидеть «липу». Один раз запретил нам работать за контуром. Дело было уже поздней осенью, всё отработано и мы залезли за контур отвода – заболоченное, поросшее ольховником место. Только начали работать и он приехал. Запретил. Так и остался этот участок навсегда, так как вблизи уже никаких работ не будет производиться. После Кондрашова – Бурдова уже никто не проводил инструментальных проверок, а ограничивались проверками документации.
Я лично не был знаком ни с бывшим гл. маркшейдером "Уралзолото" Кондрашовым Владимиром Ивановичем (?), ни с Бурдовым - замом Кондрашова. Вроде бы он замом был. Но оба приезжали регулярно - либо тот, либо другой. Тогда у нас Бурдова просто называли Петя - за глаза, конечно. А отчества его не знаю. Кондрашов был уже пожилой и ездил, видимо, на электричке. Раз я дожидал электричку на Свердловск из Невьянска и Кондрашов тоже. Потом Бурдов кем-то работал в министерстве природных ресурсов области. Раз они маркшейдеры, то у меня не было (или у них) причин для деловых разговоров.
Из геологов «Уралзолота» приезжали гл. геологи Матвеев. Потом, когда Матвеев уехал на работу в Монголию, приезжал Черепанов. Они тоже должны были оставлять запись в «журнале замечаний». Один раз гл. геолог Черепанов запись не сделал, а через день-два приехал горно-технический инспектор. Узнав, что Черепанов не сделал запись, оштрафовал его на 50 рублей. Черепанов был очень возмущён, что его, главного геолога объединения, оштрафовали. Невьянский прииск тогда относился к «Уралзолоту», поэтому гл. геолог прииска тоже был частый гость у нас. Когда мы отрабатывали Ягодное месторождение, прииск работал на Курье. Черныш Иван Федорович – гл. геолог прииска попутно с проверкой Курьинского участка заглядывал к нам. Наша столовая стояла почти на дороге, поэтому он заглядывал в столовую. На все уговоры пообедать – отказывался, ограничиваясь стаканом компота. Но записи в журнале сделать не забывал.
Контроль, конечно, необходим, иначе начинается расхлябанность и вседозволенность. Выхватываются лакомые кусочки, а победнее – бросаются. Как говорил Суминов: «Взять хотя бы цимус». Потом, как на Ключах, когда уже вроде бы всё отработано, начинают подбирать ранее брошенные «крохи». В «красивые» времена эти крохи не позволяла брать гордость передовиков.
На этой минорной ноте пока поставлю точку.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 27.12.2015 - 16:08
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Здесь приведена часть текста из статьи, опубликованной в «Горном журнале» № 6 1881 г. К артели «Нейва» эти прииски имеют отношение – она заново перемыла их все. Так что трудно найти остатки рудников и шахт 19 века в этих местах – всё было разрушено мониторами.

2. НЕВЬЯНСКІЕ ЗОЛОТЫЕ ПРОМЫСЛЫ (Яковлевыхъ).

Къ Невьянскимъ золотымъ промысламъ Яковлевыхъ принадлежатъ слѣдующіе пріиски и рудники.
1) Шуралинскій пріискъ—въ 6 верстахъ къ западу отъ Невьянскаго завода. По близости находится 3-й Ключевской пріискъ графини Стенбокъ- Ферморъ.
2) Золото-ключевской пріискъ — верстахъ въ 2-хъ къ востоку отъ Невьянскаго завода, въ долинѣ рѣчки Нейвы (по сосѣдству находится оставленный уже Нейвинскій пріискъ).
3) Беньговскій пріискъ—верстахъ въ 7 отъ Невьянскаго завода, въ одну сторону съ Золотоключевскимъ пріискомъ.
4) Вилюйскій пріискъ—верстахъ въ 40 отъ Невьянскаго завода.
5) Коневскій пріискъ и рудникъ—въ 30 верст. отъ Невьянскаго завода.
6) Середовинскій рудникъ—верстахъ въ 2-хъ отъ Невьянскаго завода.
7) Ольховскій рудникъ—верстахъ въ 7 отъ Невьянскаго и Беньговскаго завода, и нѣкоторые другіе.

Шуралинскій пріискъ.

Шуралинскій пріискъ. По мѣсторожденію протекаетъ рѣчка Шуралка, не особенно обильная водою, такъ что при добычѣ песковъ водоотлива производить не приходится. Старыми старательскими ортовыми работами (Подземная разработка столбовою выемкою) оно отчасти уже разработано, но неправильно. Въ настоящее время, по дороговизнѣ лѣса, подземныя работы производить не выгодно и добыча производится исключительно разносомъ. Подъ растительнымъ слоемъ земли залегаетъ торфъ, подъ нимъ глина и затѣмъ пески, составляющіе всѣ вмѣстѣ турфъ мѣсторожденія. Подъ турфомъ залегаютъ золотосодержащіе пески, весьма перемѣнчиваго характера, обыкновенно содержащіе гальки кварца и-змѣевика и дающіе при промывкѣ черный шлихъ изъ магнитнаго желѣзняка и золота. Плотикъ составленъ мѣстами изъ наноса валуновъ; въ другихъ мѣстахъ—изъ щебня съ сланцеватымъ сложеніемъ въ вертикальномъ или горизонтальномъ направленіи, и наконецъ,—мясника, т. е. глины, не содержащей валуновъ.
Промывка песковъ производится въ чашѣ и бутарѣ. Для их питанія водою применяются паровые машины.
Численность рабочихъ на пріискѣ составляетъ 147 человѣкъ. При машинѣ находятся 47 человѣкъ.
Свальщиковъ 6 человѣкъ, занимающихся свалкою песковъ въ чашу и бутару.
Промывалыцицъ 2—на каждый вашгердъ по одной.
Разборщицъ 4—по 2 на люкъ чаши и бутары. Онѣ разбираютъ галю, вываливающуюся изъ чаши и бутары, отыскивая самородки.
Надсмотрщикъ надъ разборщицами 1.
Качегаръ при паровой машинѣ 1.
Машинистъ 1.
При очисткѣ эфельной канавы 10—18 женщинъ.
Дровокатъ для пароваго котла 1.
Подвозчикъ дровъ къ машинѣ (корневыхъ пней) 1.
Отвозкой эфеля, галекъ и ила занимаются 15 лошадей.
Для возки песка лѣтомъ задолжаются 30—40 лошадей, причемъ 10—20 лошадей задолжаются для отвозки турфовъ.
Зимою для отвозки турфовъ задолжаются 50 лошадей, а пески не добываются. На каждаго возчика приходится 1 забойщикъ.
Работы начинаются съ 5 ч. утра и продолжаются, до 7½ вечера. Плата рабочимъ при чашѣ и бутаркѣ 50—80 к. въ день. Смотрителю платится 60 руб. въ мѣсяцъ. Промывается въ день 36,000—40,000 пудовъ песка и намывается отъ 30 золотн. до 1 фунта золота. По смѣтѣ полагается содержаніе золота въ 100 пудахъ въ 20 долей, а расходы на золотникъ 2 р. 85 ¼ коп. Въ годъ полагается добыть 2 п. 10 ф. золота. Въ дѣйствительности содержаніе песковъ оказалось 12—48 долей въ 100 пудахъ, причемъ изъ результатовъ промывки выходитъ среднее содержаніе въ 17—20 долей или вообще около 18 долей въ 100 пудахъ. Обходится же золотникъ 3 р. 17 к. и работы ведутся потому почти безъ выгоды. Толщина турфа, въ разрабатываемомъ въ настоящее время разрѣзѣ 2—3 аршина, а песковъ 2 — 4 арш.
Пріемка золота съ Невьянскихъ промысловъ.—Золото съ промысловъ поступаетъ въ главную контору Невьянскихъ промысловъ въ жестяныхъ банкахъ, крышка которыхъ имѣетъ отверстіе для ссыпки золота, закрываемое вращающеюся на шарнирѣ дверцею. Къ крышкѣ прилагается печать отъ главной конторы Невьянскаго округа и черезъ отверстіе крышки ссыпается на пріисковой конторѣ все принятое въ теченіи недѣли золото. Затѣмъ отверстіе закрывается и къ крышкѣ прикладывается печать отъ пріисковой конторы. Золото, доставленное въ главную контору, подвергается очищенію отъ желѣза и магнитнаго желѣзняка. Послѣдніе вынимаются магнитомъ и съ магнита счищаются щеточкой. Очищенное отъ цримѣсей золото подвергается отжиганію отъ ртути въ жестяной чашкѣ, на раскаленныхъ въ печи угляхъ, до температуры слабаго краснаго каленія. Затѣмъ оно снова очищается и взвѣшивается.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 27.12.2015 - 17:08
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Золотоключевской пріискъ.

Золотоключевскій пріискъ находится у самаго селенія Невьянскаго завода, на восточной его сторонѣ, въ долинѣ рѣчки Нейвы, занятой раньше прудомъ Беньговскаго завода. На пріискѣ занимаются добычей и промывкой золотосодержащихъ песковъ, а также обжогомъ и протиркою жильнаго кварца изъ близлежащихъ Ольховскаго и Середовинскаго золотыхъ рудниковъ. Для добычи песковъ употребляется открытая работа, промывка ихъ производится въ чашѣ и бутарѣ; обжогъ кварца въ кучахъ, а протирка его подъ бѣгунами. Экономическая сторона добычи золота изъ песковъ можетъ быть видна изъ слѣдующей смѣты на 1879 годъ.
Смѣта по добычѣ розсыпнаго золота изъ Золотоключевскаго пріиска
на 1879 годъ:

Площадь................................................. 2,618 кв. саж.

Толщина турфа.................................. 6½ арш.
Объемъ турфа ....................................... 5.672 к. с.
Объемъ откосовъ …………328 к. с
Толщина песка........................... 2 арш.
Объемъ песка ....................................... 1,745 к. с.
Вѣсъ песка ....................................... 2.094,600 пудовъ.
Содержаніе золота въ 100 пудахъ …… 40 долей.
Получится золота ................................. 2п. 10ф. 85з.

Потребуется расхода:
1) На вскрышу 6,000 куб. саж. турфа съ платою по 1 руб. 70 коп. за сажень - 10,200 руб.
2) На добычу песка изъ разрѣза и доставку его на машину на хозяйскихъ и вольныхъ лошадяхъ, по
2 руб. 40 коп. за сажень, а за 1,745 саженъ - 4,188
3) На промывку песка паровою 15-ти сильною машиною на платы свальщикамъ, промывальщикамъ, эфельщикамъ, на содержаніе лошадей для отвозки эфеля и галекъ отъ машины и на прочіе расходы при промывкѣ по 1 р. 60 к. за сажень, а за 1,745 саженъ - 2,792
4) На дѣйствіе 12-ти сильной паровой машины для откачиванія воды изъ разрѣза въ 8 мѣсяцевъ по 350 руб. въ мѣсяцъ - 2,800
5) Задолжится поденщинъ при проходѣ и прочисткѣ канавъ, по поправкѣ дороги и настилкѣ мостовъ въ разрѣзѣ и на отвалахъ, для подвозки и промывки пробъ и на разныя поторжныя работы, по 8 человѣкъ въ день, что составитъ въ 250 дней 2,000 поденщинъ по 50 коп. - 1,000
и въ 150 дней 300 поденщицъ по 40 к. въ день. - 120
Для промывки пробъ въ 150 дней по 8 челов. въ день задолжится 1,200 поденщинъ по 20 к. за каждую - 240
Итого - 1,360 руб.
6) Кузнецу, молотобойцу и плотнику для поправки пріисковаго имущества въ 12 мѣсяцевъ, по 15 руб. въ мѣсяцъ каждому - 540 руб.
7) На содержаніе 5 лошадей въ 12 мѣсяц задолжится 1,800 поденщинъ по 50 коп. за день – 900.
Лошади задолжаются для разъѣздовъ служащихъ, подвозки пробъ и на разныя постороннія работы по пріиску.
8) Будетъ употреблено на содержаніе пріиска припасовъ: свѣчей, дровъ, кожъ мякотныхъ и сыромятныхъ,угля, гвоздей и желѣза разныхъ сортовъ на поправку разнаго имущества - 600
9} На проходъ канавы для отвода воды отъ разрѣза и на перевалку рѣки Нейвы въ 2.хъ мѣстахъ – 334 р. 50 коп.
10) На постройку золотопромывальной машины, водокачнаго корпуса, помѣщенія для служащихъ, конюховской избы, магазина и кузницы - 2,000
На жалованье служащимъ:
Смотрителю пріиска въ годъ – 600
Замѣрщику - 240
Письмоводителю и матеріалы – 240
За присмотръ при промывкѣ песка на машинѣ - 120
Тремъ сторожамъ по 12 рублей въ мѣсяцъ – 432

Шурфовка для развѣдки мѣсторожденія производится на Золотоключевскомъ пріискѣ слѣдующимъ образомъ: Вначалѣ углубки добываемая порода откидывается лопатой на сторону, а когда шурфъ углубится значительно и откидывать изъ него землю на сторону затруднительно, тогда устраиваютъ полати, т. е. кладутъ у одной изъ стѣнъ шурфа на бревна крѣпи доски, на которыхъ стоитъ рабочій и перекинутую на полати землю отбрасываетъ на сторону. При дальнѣйшей углубкѣ, т. е. съ 2-хъ саженъ глубины, начинаютъ поднимать породу въ бадьяхъ, а вода отливается сначала ковшами въ ведра и на веревкѣ поднимается кверху, а затѣмъ ставятъ ручной насосъ и, по мѣрѣ углубки шурфа, удлинняютъ его и увеличиваютъ число рабочихъ, откачивающихъ воду. При сильномъ притокѣ воды ставятъ 2 и болѣе насосовъ, но никогда изъ за воды не бросаютъ шурфа, не пробивъ его до плотика. Обыкновенно задолжаются при углубкѣ шурфа слѣдующіе рабочіе:
2-е рабочихъ — забойщиковъ внизу, со слѣдующими инструментами: 1 кайла, 1 балда, 1 ковшъ и 1 ведро на веревкѣ. Они добываютъ породу, откидываютъ ее на полати, черпаютъ ковшомъ воду въ ведро и наконецъ подбиваютъ крѣпъ.
1 рабочій на полатяхъ съ лопатой отбрасываетъ съ полатей землю наружу на досчатую настилку.
2 работницы у устья шурфа съ лопатами занимаются складываніемъ породы въ порядкѣ слоевъ въ кучки для пробы.
1 рабочій на поверхности съ топоромъ занимается подготовкою бревенъ къ крѣпленію, т. е. отрѣзываетъ концы и дѣлаетъ въ пихъ врубку топоромъ.
Бревна для крѣпленія 3-хъ вершковыя, половинчатыя, г. е. разрѣзанныя вдоль пополамъ на 2 плахи. Врубка на концахъ дѣлается длиною въ толщину бревна и глубиною въ ½ дерева, такъ что въ рамкѣ, сложенной изъ 4-хъ бревенъ, онѣ лежатъ въ одной плоскости. Первые 2½ арш. шурфа закрѣпляются сразу въ восходящемъ направленіи, прикладывая бревна плоскою стороною къ стѣнамъ шурфа. Затѣмъ крѣпленіе производится въ нисходящемъ направленіи, подкладывая по одному бревну и подбивая его балдою, послѣ чего подъ бревно подкладываются шашки.
При шурфованіи до значительной глубины, встрѣчаются часто съ плывучей породой, непозволяющей ставить крѣпь, такъ что вслѣдъ за подчисткою подъ послѣдними бревнами стѣнокъ шурфа, нахлынываетъ порода и не даетъ подложить снизу новое бревно. Въ такомъ случаѣ дальнѣйшая углубка шурфа производится съ забивною крѣпью или чегенемъ.
Въ шурфахъ съ богатымъ содержаніемъ золота крѣпь можетъ быть вынута впослѣдствіи, при самой работѣ. Въ бѣдныхъ же шурфахъ стараются сколько возможно вырвать крѣпь, что и удается въ верхнихъ частяхъ шурфа. Остальная часть крѣпи, вслѣдствіе давленія окружающей породы, и въ особенности чегень, должны на всегда остаться въ шурфѣ.
Развѣдка на склонъ горы Лебяжки, прилегающей къ золотоключевскому пріиску, производится также шурфовкой. Благодаря весьма малому притоку воды, почва устойчива и потому не приходится крѣпить шурфъ и онъ дѣлается круглый, небольшихъ размѣровъ, діаметромъ въ 1 арш. 5 в. Для подъема породы устанавливаются по сторонамъ шурфа 2 стойки, забиваемыя шипами въ 2 лежня и закрѣпляемыя снизу еще клиньями. Вверху каждой стойки дѣлается вырѣзка, въ которую вкладывается одна изъ желѣзныхъ ручекъ, забитыхъ въ концы валика и представляющихъ собою заостренный и заершенный на концѣ, притомъ изогнутый соотвѣтствующимъ образомъ, желѣзный стержень.
Въ шурфѣ работаетъ 1 человѣкъ и онъ же откидываетъ вначалѣ землю, а съ 3-хъ аршинъ глубины ему помогаютъ сверху 2 женщины, занятыя подъемомъ породы. Вслѣдствіе весьма малыхъ поперечныхъ размѣровъ шурфа, воздухъ въ немъ очень тяжелый, и уже съ 12-го аршина рабочій начинаетъ задыхаться и никогда не углубляетъ шурфа болѣе 15 аршинъ. Плата рабочимъ за 1 аршинъ глубины 35 к. Въ первый день углубляется рабочій на 8 аршинъ, въ слѣдующій на 4, въ 3-й еще менѣе. Въ іюнѣ мѣсяцѣ здѣсь бились 3 шурфа и на 15-омъ аршинѣ достигли золотосодержащихъ песковъ. Рабочій при себѣ имѣетъ кайлу, лопату и бадью съ ведро величиной, въ которой онъ отправляетъ кверху породу и самъ поднимается.
Ручные насосы, служащіе для подъема воды изъ шурфовъ при шурфовкѣ и для доставленія воды изъ пруда при пробной промывкѣ песковъ на вашгердахъ, представляютъ собою легкія желѣзныя трубы изъ листовато желѣза, имѣющія внутри поршень съ открывающимся кверху клапаномъ. Трубы эти составляются изъ частей, свинчиваемыхъ между собою, и внизу наращиваются новыми по мѣрѣ углубки.
Такой насосъ обходится пріиску около 10 рублей.
Ручной воротъ, употребляемый для спуска и подъема людей и бадей при шурфовкѣ, представленъ на фиг. 45.
Углубка шурфа, имѣющаго въ горизонтальномъ сѣченіи 1 кв. саж., а глубину до 12 аршинъ, продолжается, при одномъ насосѣ—4, а при двухъ—7 дней. Такихъ шурфовъ углублялось при мнѣ одновременно 4 и всѣ они пробивались до плотика. Плата за углубку каждаго аршина шурфа —3 рубля. При сильномъ же притокѣ воды, когда приходится работать на 2 насоса, плату увеличиваютъ.
Содержаніе песковъ измѣняется отъ 6—60 долей въ 100 нудахъ. Среднее содержаніе составляетъ 30 долей въ 100 пудахъ.
Разрѣзъ. Добыча песковъ производится открытою работою, вскрывая сначала турфъ и затѣмъ добывая изъ подготовленной площади пески. То и другое производится кайлою и лопатою.
На пескахъ работаетъ въ настоящее время 36 забойщиковъ, 36 возчиковъ и 36 лошадей.
На турфахъ работаетъ 12 забойщиковъ, 12 возчиковъ, 12 лошадей и 50 откатчиковъ съ тачками.
Плата возчикамъ, работающимъ на пескахъ, съ хозяйскими лошадьми, за день 1 р. 80 к. до 2 р.
Плата возчикамъ, работающимъ на вольныхъ лошадяхъ, въ день 1 р. 90 к. до 2 р. 20 к.
Откатчикамъ, работающимъ съ тачками, плата поденная 25—30 коп.
Забойщикамъ плата съ кубической сажени 1 р. 50 к. и 1 р. 20 к. Заработная плата 60—80 к. въ день.
На промывалъне 45 рабочихъ, получающихъ по 50—70 коп.; машинистовъ трое: 1 для паровой машины промывальни и двое на 2 смѣны для насоса; получаютъ всѣ по 20 руб. въ мѣсяцъ.
На бутаркѣ свальщиковъ двое, получающіе вмѣстѣ по 1 р. 40 к. въ день.
На чашѣ свальщиковъ 4, получающіе по 70 коп.
На выгребахъ при чашѣ и бутарѣ по 2 работницы,съ платою по 35к. въдень.
При выпускѣ эфеля находится по одному рабочему при чашѣ и бутарѣ, съ платою по 55 к. въ день.
Возчиковъ эфеля 22. Изъ нихъ 16 со своими лошадьми получаютъ плату но 1 р. 20 к. въ день и 6 съ хозяйскими лошадьми получаютъ по 50 коп въ день.
На прочисткѣ водосточной (эфельной) канавы, при промывальнѣ, задолжается 8 женщинъ съ платою по 30 коп.
Промывальная чаша Комариицкаго. Въ чашу Комарницкаго поступаютъ пески съ болѣе мелкою галькою и здѣсь протираются пестами чаши и просѣиваются черезъ ея дырчатое дно на шлюзы, на которыхъ и остается все золото, преимущественно у самой чаши, а муть сносится со шлюзовъ водою въ концевые люки чаши, осаждается здѣсь и по временамъ выпускается изъ люковъ въ подставляемыя подъ нихъ двухъ колесныя телѣжки и отвозится въ отвалъ. Песокъ, прошедшій чрезъ дырчатое дно чаши, поступаетъ на вашгерды.
Бутара служитъ для обмыва и просѣиванія песковъ съ болѣе крупною галею, нежели идущіе въ чашу, и представляетъ собою пустотѣлый, съ обоихъ концовъ открытый цилиндръ, склепанный изъ листоваго дырчатаго желѣза и къ одному концу расширяющійся. Въ узкій конецъ бутары закидывается черезъ люкъ песокъ и впускается 2-мя расположенными по сторонамъ люка брызгалами вода. Вслѣдствіе развивающейся при вращеніи бутары центробѣжной силы, обмываемая водою галя просѣивается черезъ дырчатыя стѣнки бутары, а крупная катится къ расширенному концу, гдѣ и вываливается. Съ этого конца также вставлены въ бутару 2 брызгала. Снаружи обмывается бутара водою 4-хъ брызгалъ, отходящихъ отъ общей водопроводной трубы.
Наибольшій діаметръ бутары 2½ арш. Длина 6 арш.
Передъ бутарой, равно какъ и передъ чашей, находятся шлюзы съ люками для выпуска эфеля, а передъ концомъ бутары, черезъ который вываливается галька, находится выпускной шлюзъ съ грохотомъ, который служитъ для собиранія въ особомъ резервуарѣ выбрасываемой съ галею мути.
Люки для выпуска эфеля со шлюза чаши и бутары. Передъ шлюзомъ чаши сдѣлано 4, а передъ шлюзомъ бутары—5 люковъ, въ видѣ 4 уг. воронокъ, внизу съ отверстіями, закрываемыми сверху деревянными пробками и служащими для выпуска скопившейся въ немъ мути. Къ люкамъ, къ верхней ихъ части, примыкаетъ общій водоотводный желобъ, въ который изливается вода черезъ пороги прорѣзовъ въ соотвѣтственной стѣнкѣ люковъ. Подпятивъ подъ нижнее отверствіе воронкообразнаго люка двухъ колесную телѣжку, поднимаютъ пробку и выпускуютъ муть, отвозимую затѣмъ въ отвалъ. На пути, опрокинувъ слегка вращающуюся коробку телѣжки, сливаютъ съ эфеля впущенную въ телѣжку воду въ особую, такъ называемую, эфельную канаву. Она закрѣплена съ боковъ стойками, забранными жердями и поперекъ распертыми. Въ нее открывается также желобъ, принимающій переливающуюся черезъ края люковъ воду и постоянно она прочищается, для чего задолжается нѣсколько работницъ.
Пески со шлюза чаши и бутары поступаютъ въ дальнѣйшую обработку на вашгерды промывални. При машинѣ находятся 3 такихъ вашгерда.
…. Когда останется одинъ только шлихъ, то онъ промывается при помощи линеечки и золото собирается щеточкой на маленькій совокъ. Затѣмъ золото высушивается и ссыпается въ банку. Ртути при промывкѣ не употребляютъ вовсе, такъ какъ она весьма несовершенно соединяется съ золотомъ.
Въ день промывается на бутарѣ и чашѣ 36 кубич. саж. песка, по 1,200 пуд. въ каждой, или всего 43,200 пудовъ. На чашу приходится 18,000 пудовъ, а на бутару 25,000 пуд. Золотникъ золота обходится 3 р. 7 к. По смѣтѣ полагается намыть въ годъ 2 п. 10 ф. золота.
Локомобиль при чашѣ расходуетъ 2 7/8 куб. саж. смолья—корней въ день. Локомобиль при водокачкѣ, поднимающій воду изъ разрѣза центробѣжнымъ насосомъ, расходуетъ 1 куб саж. дровъ въ сутки. Кубическая сажень смолья обходится 4 р. 80 к., а дровъ 5 рублей.



--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 27.12.2015 - 17:59
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Кварцепротирочная фабрика при Золотоключевскомъ пріиске.

Жильный кварцъ, добываемый на Середовинскомъ золотомъ рудникѣ, и часть добываемаго на Ольховскомъ рудникѣ, перевозятся къ протирочной фабрикѣ Золотоключевскаго пріиска и здѣсь обжигаются, проталкиваются и размалываются со ртутью въ чашахъ подъ бѣгунами. Остальная часть добываемаго на Ольховскомъ рудникѣ (иначе рудникъ Горный, Черепаха, Шахты) кварца протирается на фабрикѣ, устроенной при Бенъговскомъ заводѣ. Обжигъ кварца предположено производить впослѣдствіи на самихъ рудникахъ, чтобы избѣжать перевозки дровъ. Для приведенія въ дѣйствіе бѣгуновъ протирочной Золотоключевскаго пріиска, устроено въ ней гидравлическое колесо системы Понселе, дѣйствующее водою рѣчки Нейвы. Для подпруживанія воды устроена на рѣчкѣ плотина При мнѣ сооружалась и другая протирочная фабрика въ небольшомъ разстояніи отъ первой, внизъ по теченію. Для нея также устраивалась плотина. Зданіе старой протирочной перестраивалось и въ ней была помѣщена вторая чаша съ бѣгунами, дѣйствующая отъ того же колеса Понселе.
Обжегъ и протирка кварца. Обжегъ кварца производится возлѣ самой фабрики, въ кучахъ, которыя складываются въ ямахъ, вырываемыхъ въ почвѣ н въ откосахъ отваловъ и иногда выкладываемыхъ извнутри камнями. Толщина 1-го слоя дровъ въ такой кучѣ 3/4 арш,, 1-го слоя руды 1 арш., 2-го слоя дровъ 1/2 арш., 2-го слою руды 1 арш. Горизонтальные размѣры кучи 4½ х 4 ½ арш. Складка такой кучи производится въ теченіи двухъ дней, причемъ руда берется изъ лежащихъ тутъ же штабелей. Обжегъ ея продолжается 3—4 дня. Выкатка кварца до жернововъ продолжается 5 дней. На 1 кучу задолжается 1 мужчина, получающій поденно 60 коп. и 1 женщина, получающая поденно по 25 коп.
Обожженная руда разбивается на чугунной доскѣ молоткомъ и ссыпается затѣмъ лопатой въ ящикъ для обмѣриванія; а изъ ящика поступаетъ по немногу въ чашу. Для этого задолжается при каждой чашѣ по одному рабочему.
Для дробленія кварца предполагается устроить на фабрикѣ дробилку, для чего имѣется на валу колеса Понселе одна запасная шестерня.
Для привода въ движеніе двухъ паръ бѣгуновъ имѣется въ кварце- протирочпой I гидравлическое деревянное колесо Понселе съ кривыми лопатками, питающееся водою изъ рѣчки Нейвы, для чего на послѣдней имѣется плотина.
Два раза въ сутки—въ 5 ч. вечера, и въ 5 ч. утра, производится промывка полученной въ чашѣ амальгамы. Дверца, закрывающая чашу противъ шлюза, поднимается постепенно и амальгама частью уносится, частью сметается метлою на крутую часть шлюза, гдѣ и задерживается поперечными брусками. Здѣсь она очищается руками отъ кварцеваго песка, посредствомъ перегребанія мути при пущенной на шлюзъ струѣ воды. Равнымъ образомъ перегребается и амальгама, полученная въ первыхъ и вторыхъ желобкахъ остальной части шлюза.
Кварцевый песокъ и окись желѣза при этомъ перегребаніи уносятся струею, и остается черный шлихъ съ амальгамой и отчасти съ кварцевымъ пескомъ.
Брусочки крутой части шлюза по одному вынимаются и почти вся амальгама скопляется въ 1-мъ желобкѣ и отчасти во 2-мъ. Противъ каждаго желобка имѣется въ боковой стѣнкѣ шлюза отверстіе, закрываемое пробкою, черезъ которое выпускается вмѣстѣ съ мутью амальгама въ ковшъ. Собравъ всю амальгаму въ ковшъ, ее отмываютъ отъ кварца въ особомъ тазу, посредствомъ періодическаго зачерпыванія ковшомъ и выливанія изъ него воды. Затѣмъ, надавивъ на массу рукою, выпускаютъ амальгаму въ чашку, обмазанную жиромъ и переливаютъ въ другую, причемъ, на первой остается большая часть кварца. Стеревъ его, снова повторяютъ операцію и т. д., пока амальгама не очистится. Затѣмъ ее выжимаютъ въ вдвое сложенномъ полотнѣ, причемъ ртуть проходитъ черезъ полотно, а твердая масса амальгамы остается въ видѣ комка. Собравъ этимъ комкомъ мелкія частицы амальгамы, раздавливаютъ его на желѣзномъ, смазанномъ жиромъ блюдечкѣ и помѣщаютъ подъ перегонный снарядъ. Обозженное золото измельчается въ ступѣ и снова отжигается. По малому количеству амальгамы въ третьемъ желобкѣ, она вынимается отсюда только черезъ недѣлю.
Недостатки, представляемые чашею съ бѣгунами слѣдующіе:
2) Частое расшатываніе нижней коробки вертикальнаго вала и поломки спицъ, коими эта коробка прикрѣпляется къ выступамъ чаши.
2) Расположеніе канала, приводящаго къ чашѣ воду, такимъ образомъ, что струя перебивается при каждомъ прохожденіи черезъ нее бѣгуна и разбрызгивается вмѣстѣ съ обмываемою ею съ бѣгуновъ мутью.
3) Несовершенное устройство шлюзовъ, вовсе не улавливающихъ всей амальгамы, такъ что въ неровностяхъ сливнаго моста гидравлическаго колеса всегда можно найти капли ртути.
4) Грубая протирка кварца, который вовсе не измельчается до того, чтобы изъ него можно было добыть все золото.
При протирочной фабрикѣ находятся:
1 Караульщикъ, получающій по 40 к. въ сутки.
2 Рабочихъ днемъ, и 2 ночью, получающихъ по 60 к.,
2 надсмотрщика, получающихъ по 20 и 25 р. въ мѣсяцъ.
Вѣсъ бѣгуна 150 пудовъ, а 4-хъ 600 пудовъ.
Вѣсъ чаши 300 пудовъ.
Число оборотовъ вала А = 14, вала В — 49 и вала С бѣгуновъ 10.
Кварца перетирается бѣгунами 350 пудовъ въ сутки, или 14 двадцатипятипудовыхъ ящиковъ.
Намывается въ сутки золота 10 —40 золотниковъ, или среднее по 25 золотниковъ съ обѣихъ чашъ.
Въ недѣлю получается около 1 фунта золота.
По смѣтѣ полагается намыть въ годъ 1½ пуда.
Ртути теряется въ недѣлю около 50 золотниковъ при стоимости каждаго фунта 1 р. 30 к.
При богатомъ кварцѣ кладутъ въ чашу 1—1½ фунта ртути.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 27.12.2015 - 18:06
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Середовинскій Золотоносный рудникъ.

Находится въ разстояніи около 2-хъ верстъ отъ Невьянска, на Екатеринбургскомъ трактѣ. Здѣсь разрабатываются кварцевыя жилы почвоуступною работою.
Шахты закладываются на выходахъ жилы, на поверхности, и углубляются постоянно. На вздутіяхъ жилы, выходящихъ на стѣнахъ шахты, закладываются штреки, въ верхней части каждаго вздутія, и продолжаются сажени на 3 до съуженія жилы. Далѣе за жилою не слѣдуютъ. Затѣмъ закладываютъ слѣдующій нижній штрекъ, и т. д. въ обѣ стороны. Если опустятся до самаго съуженія жилы, то углубляютъ шахту пока ни достигнутъ слѣдующаго вздутія и тогда закладываютъ снова штрекъ. Если на глубинѣ жила выйдетъ за границы шахты, то закладываютъ квершлагъ и изъ него штрекъ по жилѣ. Между штреками шахта закрѣпляется сплошными вѣнцами въ лапу, а противъ штрековъ только съ боковъ кладутъ сплошные ряды брусьевъ и распираютъ вандрутами.
Давленія породы крѣпь не испытываетъ почти вовсе, и слѣдовательно для сбереженія крѣпи можно было бы вести работы въ восходящемъ направленіи и, по мѣрѣ перехода отъ одного штрека къ другому, вынимать въ старомъ штрекѣ крѣпь и закладывать его пустой породой. Кромѣ выигрыша въ лѣсѣ, не надо было бы поднимать пустую породу и не тратилось бы столько времени на копотливую работу при крѣпленіи каждаго нижняго штрека. Спускъ людей, по недостатку мѣста въ шахтахъ, занимающихъ около 16 кв. арш. и не имѣющихъ никакихь устройствъ, производится на канатѣ и не безопасенъ во многихъ отношеніяхъ. Мѣста же для лѣстницы не хватаетъ, вслѣдствіе употребленія воротковъ во всю ширину шахты, при навиваніи на которыхъ каната, бадья переходитъ отъ одной къ другой сторонѣ шахты. Если бы помѣстить эти воротки въ нѣкоторомъ отдаленіи отъ шахты, а надъ шахтою устроить направляющіе шкивы, то можно было бы смѣло помѣстить 2 бадьи по ширинѣ шахты и освободить половину шахты для лѣстницъ рабочимъ.
Въ настоящее время ведутся работы въ 4-хъ шахтахъ, расположеныхъ на одной и той же жилѣ. При каждомъ забоѣ находятся но 2 человѣка, добывающихъ породу по большей части динамитомъ, гдѣ порода мягкая—клиномъ, кайлою и балдою. Буреніе шпуровъ примѣняется ручное, причемъ въ день рабочій выбуриваетъ 2 шпура по 8—12 вершковъ длиною и получаетъ по 80 к. въ день. Для подъема породы, при устьѣ каждой шахты находятся по 2 работницы, получающія поденно по 25 коп. Изъ каждаго забоя добывается въ день ¼ насыпной кубической сажени породы или 300 пудовъ, а на всѣ
забои 1 ¼ куб. с. или 1.500 пудовъ кварца. Объемъ же добываемой пустой породы не измѣряется. Кромѣ помянутыхъ четырехъ шахтъ, имѣющихъ до 30 арш. глубины, передъ страдой углублялись еще 2 шахты, имѣющія около 7 арш. глубины и 6 кв. арш. въ поперечномъ сѣченіи. Надъ каждой шахтой, для предохраненія ея отъ дождя, устраивается кровля. На рудникѣ имѣется небольшая конторка и кузница.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 27.12.2015 - 18:17
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Ольховскій золотоносный рудникъ.

Находится въ 7 верстахъ отъ Невьянскаго завода и въ 2 ½ верстахъ отъ Беньговскаго завода. Работы ведутся подземныя и поверхностныя, съ цѣлію добычи золотосодержащаго кварца, который обжигается тутъ же, на рудникѣ, въ кучахъ и перевозится въ Беньговскій (нынѣ не дѣйствующій желѣзодѣлательный) заводъ для протирки и амальгамаціи на жерновой протирочной машинѣ, приводимой въ дѣйствіе паровою машиною. Открытыми работами разработывается совершенно пологопадающая, почти горизонтальная мощная жила, а посредствомъ подземной работы добывается весьма крутопадающая, почти вертикальная жила. Открытыя работы, по причинѣ мощности и крѣпости верхней жилы, производятся порохострѣльною работою. Выбуриваніе шпуровъ затруднительно и за каждый вершокъ выбуреннаго шпура платится по 7 коп. Для подземной работы опущены 3 шахты, изъ коихъ самая глубокая имѣетъ по срединѣ отдѣленіе для подъема и спуска рабочихъ по лѣстницамъ. Эту только шахту и штреки, отъ нея проведенные, мнѣ и удалось осмотрѣть; въ остальныя же, за неимѣніемъ спуска, за отсутствіемъ въ нихъ работъ и остановленныхъ вслѣдствіе недостатка въ выработкахъ воздуха,—нельзя было спуститься. Шахта имѣетъ глубину 40 аршинъ.
Пустая порода изъ выработокъ доставляется на поверхность, и штреки ничѣмъ не закладываются, а крѣпь остается на всегда въ рудникѣ. Для избѣжанія затраты громаднаго количества лѣса для крѣпленія, необходимо производить работу съ закладкою выработаннаго пространства и ставить временную крѣпь.
Разработка нынѣшняго Ольховскаго рудника производилась уже два года, но лѣтомъ 1879 года была остановлена передъ страдою по недостатку рабочихъ и по крайне дурному воздуху въ выработкахъ, если въ нихъ продолжать работы. Обиліе запасовъ добытаго раньше кварца и нежеланіе устроить дорогую систему трубъ для вентиляціи рудника, заставило остановить работы и ждать зимы, когда нагрѣтый воздухъ будетъ самъ собою уходить изъ рудника и замѣняться холоднымъ.
Общее содержаніе золота въ кварцѣ Ольховскаго рудника считается въ 4 зол. 17 дол. въ 100 пудахъ. Добытый кварцъ обжигается тутъ же въ кучахъ, складываемыхъ въ выработкахъ открытыхъ работъ и доставляется на Золотоключевскій пріискъ и въ Беньговскій заводъ для протирки.
Подъемъ породы изъ рудника производится въ бадьяхъ на длинныхъ валькахъ, одинаковаго типа съ вальками, употребляемыми при шурфовкѣ на Золотоключевскомъ пріискѣ. Притокъ воды, по причинѣ высокаго положенія рудника (Горный рудникъ),—самый незначительный и она можетъ подниматься на поверхность въ бадьяхъ.
Всякій отдѣльный штуфъ кварца, добытаго въ этомъ рудникѣ, отличается большимъ или меньшимъ присутствіемъ золота, которое является здѣсь вкрапленнымъ въ кварцъ зернышками, сопровождаясь сѣрнымъ и мѣднымъ колчеданами, бурымъ желѣзнякомъ, въ кубическихъ кристаллахъ по формѣ сѣрнаго колчедана и въ видѣ примазокъ, блеклою и пестрою мѣдною рудою, мѣдною зеленью и другими минералами. Въ особенности золото является въ окрашенномъ желтою охрою кварцѣ и преимущественно въ мѣстахъ скопленія упомянутыхъ минераловъ. Въ пустотахъ, являющихся въ кварцѣ, находятся цѣлыя друзы горнаго хрусталя, называемаго на Невьянскихъ пріискахъ самосвѣтомъ.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 27.12.2015 - 18:30
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Коневскій золотоносный рудникъ и промысла.

Коневскій рудникъ, принадлежащій къ Невьянскимъ золотымъ промысламъ гг. Яковлевыхъ, находится на восточномъ склонѣ хребта Уральскаго, въ 27 верстахъ на юго-востокъ отъ Невьянскаго завода. Работы ведутся подземныя, направленныя къ добычѣ жильнаго кварца, и поверхностныя,—съ цѣлію добычи песковъ. По рѣчкѣ Сопъ, протекающей черезъ селеніе Конево, разбросаны промывальныя фабрики, занимающіяся протолчкой, протиркой и промывкой кварца. Тутъ же производится и обжегъ его въ кучахъ. Въ годъ предположено добыть въ Коневѣ 10 пудовъ золота.
Коневскій рудникъ находится въ 1 ¼ верстѣ отъ селенія Конево. Работался послѣднее время изъ 6 шахтъ, но по случаю сильнаго притока воды зимою работы въ 4-хъ шахтахъ пріостановлены и ведутся въ настоящее время только изъ одной. Шестая пока только пробивается динамитною работой.
Глубина шахты 30 арш. (10 саж.).
При крѣпленіи шахты употребляются 4-хъ вершковыя брусья, соединяемые между собою въ лапу такимъ образомъ, что глубина врубки на концахъ = не ½ какъ обыкновенно, а только 1/3 и такова же получается величина промежутка между отдѣльными вѣнцами. Это дѣлается въ видахъ экономіи лѣснаго матеріала, чтобы не придавать крѣпи излишней прочности, такъ какъ порода весьма устойчива. Когда углубятся па нѣсколько саженъ, то распираютъ бревна крѣпи вандрутами. Во всемъ остальномъ, т. е. по устройству лѣстницъ, крѣпленіе производится также, какъ и на Ольховскомъ рудникѣ.
Для подъема воды съ глубины шахты помѣщенъ въ ней давящій насосъ, могущій доставлять на поверхность въ одну минуту 30 ведеръ воды. Для приведенія въ дѣйствіе этого насоса служитъ паровая машина, Труба, всасывающая изъ зумфа шахты воду, гуттаперчевая.
Для вентиляціи шахты находится на глубинѣ ея небольшая печка, представляющая собою желѣзную, открытую съ одной стороны, коробку, въ которую подкладываются мелкоколотыя дрова, а дымъ уходитъ по трубѣ наружу.
Пробиваемая вновь шахта имѣетъ глубину 68 арш. Проходится динамитной работой при 4-хъ забойщикахъ. Буреніе шпуровъ двуручное. Вода и порода поднимаются въ бадьяхъ на 2 валька. Особыхъ устройствъ для предохраненія пальщика отъ взрыва не имѣется и онъ послѣ поджога поднимается на поверхность на канатѣ.
Содержаніе золота въ кварцѣ измѣняется отъ 8 до 70 золотниковъ въ 100 пудахъ.
Золотопромывалъни.—Добытый кварцъ обжигается въ кучахъ, измельчается толчеями и промывается на вашгердахъ. Уносимая водою съ вашгердовъ муть собирается въ зумфы и носитъ названіе перемывки. Перемывка поступаетъ изъ зумфа въ чаши съ бѣгунами и здѣсь перетирается со ртутью. При этомъ получается столько же золота, какъ и на вашгердахъ. Два раза въ сутки чаши опоражниваются и перемолотый кварцъ поступаетъ на вашгердъ, раздѣленный на 3 части и здѣсь амальгама отдѣляется отъ кварца посредствомъ особой промывалки. Перемывка со втораго вашгерда поступаетъ въ отвалъ и только въ случаѣ недостатка кварца снова поступаетъ подъ бѣгуны. Амальгама отжимается отъ ртути въ тряпочкѣ и въ ней же завернутою опускается въ банку и доставляется въ контору. Здѣсь амальгама отжигается и за полученное золото платится старателю 2 р. 20 к. съ золотника. Старателю же обойдется золотникъ въ 1 р. 20 к.
На разстояніи 6 верстъ но рѣчкѣ Сапъ раскинулись въ Коневѣ 20 небольшихъ нромывальныхъ фабрикъ. Почти предъ каждой, для образованія напора, находится отдѣльная плотина, а между плотинами помѣщаются промывальни, дѣйствующія лошадьми. Конный воротъ состоитъ изъ вертикальнаго вала; изъ закрѣпленнаго въ номъ горизонтальнаго бруса, служащаго рычагомъ, на концѣ котораго дѣйствуетъ лошадь; изъ шестерни, насаженной на валу и скрѣпляющагося съ нею зубчатаго колеса, насаженнаго на валу бѣгуновъ, катящихся въ чашѣ. Шестерни съ бѣгунами и прочія устройства помѣщены подъ потолкомъ фабрики, а рычагъ съ лошадью подъ крышей, на чердакѣ. При лошади находится гонщикъ, а у чаши—машинистъ и работница, которая занимается подбрасываніемъ перемывки подъ бѣгуны. Гонщикъ и работница смѣняются черезъ каждые 12 часовъ. При чашахъ, дѣйствующихъ небольшимъ средненаливнымъ гидравлическимъ колесомъ, находятся и толчеи, дѣйствующія отъ гидравлическаго колеса посредствомъ кулачнаго привода. Для доставленія воды въ чашу, подъ толчею и на вашгерды, служитъ небольшой насосъ, дѣйствующій отъ гидравлическаго колеса. Перетолченый подъ толчеями кварцъ поступаетъ въ промывку на вашгерды и затѣмъ въ протирку въ чашу. Муть, переливающаяся черезъ порогъ чаши, собирается отдѣльно, а кварцъ поступаетъ на вашгердъ. Его сваливаютъ на грохотъ, находящійся надъ 1-мъ отдѣленіемъ вашгерда и пускаютъ на грохотъ 3 струи воды, размывающія кварцъ и заставляющія его проваливаться черезъ отверстія грохота на вашгердъ. Уносимый водою кварцъ, посредствомъ промывалки, снова поднимается кверху, а снесенный въ 3-е отдѣленіе сгребается съ вашгерда. Затѣмъ, когда количество промывки значительно уменьшится, вынимаютъ планку между 1-мъ и 2-мъ отдѣленіями и снова повторяютъ ту же операцію, сгребая перемывку съ послѣдняго отдѣленія. Когда уже на заднемъ краѣ кварца въ головной части будетъ видѣнъ черный шлихъ съ амальгамой, то его собираютъ помощію совочка въ ковшъ и здѣсь отмучиваютъ, держа напр. ковшъ въ водѣ и перемѣшивая массу рукою, причемъ болѣе легкія частицы кварца уносятся водою. Вынувъ ковшъ и сливъ воду, выжимаютъ изъ массы ртуть съ амальгамой рукою и, придерживая кварцъ, сливаютъ амальгаму съ ртутью въ тряпочку и отжимаютъ ртуть. Доставленная въ контору амальгама отжигается въ обыкновенной печкѣ, такъ что ртуть, улетучивающаяся при отдѣленіи, не собирается.
Нѣкоторыя толчеи приводятся въ дѣйствіе коннымъ воротомъ и тогда песты, дѣйствующіе безъ смачиванія кварца водою, помѣщаются каждый въ отдѣльной ступѣ. По мѣрѣ протолчки кварца, женщина вынимаетъ его по немногу сверху изъ ступы, а туда закидываетъ новый. Такимъ образомъ, уже протолченый кварцъ смѣшивается съ непротолченымъ и самая протолчка производится слишкомъ медленно.
На толчеяхъ съ 6-ю пестами, дѣйствующими водою, проталкивается въ сутки 250 пуд. кварца. Въ чашѣ перемалывается перемывки 80—100 пудовъ. Женщина, служащая при чашѣ, получаетъ 30 к. въ 12-ти часовую смѣну, а машинистъ, занимающійся пускомъ въ ходъ и остановомъ машины и ея исправленіемъ, а также служащій сторожемъ, получаетъ по 50 к. въ сутки.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 27.12.2015 - 18:48
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Ключевской пріискъ (графини Стембокъ-Ферморъ).
Ключевской золотой пріискъ находится по сосѣдству съ Шуралинскимъ пріискомъ Яковлева, въ 6 верстахъ отъ Невьянскаго завода на восточномъ склонѣ хребта Уральскаго. По причинѣ истощенія запасовъ золотосодержащихъ песковъ, работы на пріискѣ должны были остановиться къ октябрю мѣсяцу 1879 года и пріискъ предположено было отдать старателямъ.
Чашу съ принадлежностями предполагалось перенести на какой либо другой изъ вновь открытыхъ въ этой мѣстности пріисковъ. Ежедневно промывается на пріискѣ машиною Комарницкаго около 28.000 пудовъ песковъ, и получается въ 12 часовую смѣну 26—57 золотниковъ золота, среднее же 40 золотниковъ, а въ сутки 80. Смѣта составлена на 2 п. 28 ф. въ годъ.
Характеръ мѣсторожденія въ разрабатываемомъ въ настоящее время разрѣзѣ слѣдующій: подъ поверхностью растительнаго слоя земли, покрытаго кустарникомъ и болотными растеніями, залегаетъ слой годнаго на топливо торфа, подъ нимъ слой пустыхъ песковъ и подъ послѣдними пластъ золотосодержащаго песка. Плотикъ известняково-мергелистый, состоящій изъ крупныхъ валуновъ породы. Подъ нимъ былъ находимъ здѣсь и 2-й золотоносный пластъ песка. Вся мѣстность изобилуетъ подземными ключами, дающими необходимую для промывки песковъ воду. По дорогѣ въ Шуралинскому пріиску раскиданы въ большомъ количествѣ громаднѣйшіе валуны известняка въ сажень и болѣе размѣрами.
Промывка песковъ въ чашѣ производится только въ лѣтнее время. Въ зимнее же занимаются исключительно добычею песковъ. Вслѣдствіе сильнаго притока ключевой воды добыча песковъ въ лѣтнее время производится лишь въ незначительныхъ размѣрахъ открытою работою. Для промывки песковъ служитъ промывальная чаша Комарницкаго, дѣйствующая 20 сильною паровою машиною.
Работы на чашѣ производятся въ одну смѣну съ ранняго утра до вечера. Промывка же золота изъ шлиховъ ближайшей къ чашѣ части шлюза производится дважды,—въ 12 ч. дня и 8 ч. вечера, а изъ остальной части шлюзовъ разъ въ сутки—вечеромъ. Протирка въ чашѣ песковъ производится со ртутью, вслѣдствіе чего золото частью получается на вашгердѣ въ видѣ амальгамы, и затѣмъ отжигается. Отожженное золото ссыпается съ блюдца въ чугунную ступу; сверху ступа прикрывается желѣзнымъ продырявленнымъ листомъ и золото измельчается, снова отжигается и собирается въ банку. Въ крышкѣ банки сдѣлано отверстіе, закрываемое изънутри задвижкою, на которую нажимаетъ пружина. Вставивъ при открытой крышкѣ въ отверстіе ея воронку, закрываютъ и запечатываютъ крышку и въ такомъ видѣ банка доставляется изъ конторы на пріиски. Ссыпавъ въ воронку золото, воронка вынимается и тотчасъ задвижки закрываютъ отверстіе крышки. Въ такомъ видѣ золото доставляется въ контору, гдѣ оно перевѣшивается и записывается въ журналъ.
Забойщики за добычу и отвозку 1 куб. саж. песковъ или турфовъ получаютъ 1 р. 20 к. Женщины, занимающіяся промывкою на вашгердахъ пробъ, взятыхъ изъ печурокъ (мѣстное названіе), получаютъ поденно 20—25 коп. Кромѣ хозяйскихъ рабочихъ, на пріискѣ работаютъ старатели 7-ю артелями съ 6—12 рабочими въ каждой. Въ артели находится 2, 3 пайщика нанимающіе рабочихъ Въ день вымывается на артели ½ —5 золотниковъ золота, съ платою 2 р. 25 к. за золотникъ.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 16.09.2016 - 10:17
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Нашёл интересную статью о первых опытах гидравлической добычи золота в России.


Горный журнал № 12 1886 стр 192-194 (нумерация Белинки)

Американский способ добычи золота в Сибири.
П. Першин.

В концѣ сентября, я присутствовал на гидравлических опытах по американской системѣ, примѣняемыхъ здѣсь для промывки золота на кабинетских золотых промыслах инженером Шостакомъ. Гидравлическая система промывки золотосодержащих горных пород давно существует в Америкѣ и извѣстна в России только из книжек; нигдѣ до сих пор она не примѣнялась. В сочинении Локка этот способ описан подробно и знающие англійскій язык могли ознакомиться с теориею американского способа; но одной теории в таком серьезном дѣлѣ недостаточно; необходима практика, или, иначе говоря,— чтоб вполнѣ уразумѣть этот способ, нѵжно к нему попристальнѣе присмотрѣться, ощупать и изучить в деталях на самых мѣстахъ, гдѣ таким образом добывают золото.
Вот для этой-то цѣли был командирован Кабинетом в Америку, Австралию и Новую Зеландию горный инженер М. А. Шостакъ. С год тому назад г. Шостакъ вернулся из своего кругосвѣтнаго путешествия в Сибирь и нынѣшимъ лѣтомъ на Куенскомъ кабинетском золотом промыслѣ производил приспособления и устройства для примѣненія нового способа, с намѣреніемъ нынѣ-же начать фактическую добычу золота; но несвоевременное исполнение заказов (элеваторов, брызгал и проч. чугунных отливок) на ІІетровскомъ заводѣ отсрочило добычу золота до будущего года. Ныне же, в сентябрѣ, производились только небольшие опыты, чтоб убѣдиться в вѣрности постановки золотопромывальных орудий и вообще в цѣлесообразности всѣхъ технических сооружений.
При тѣхъ способах промывки, которые обыкновенно практикуются у нас в Сибири, чтобы промыть в сутки, положим, 60 кубических сажен песков, потребуется болѣе ста человѣкъ рабочих, десятка полтора служащих или надзирателей, самое меньшее полсотни лошадей с полною упряжью и пр. и проч. При гидравлическом же, американском способѣ ничего этого не требуется, и для промывки 50 куб. с. песков нужно четыре человѣка рабочих и не нѵжно ни одной лошади, словом, когда уже всѣ гидравлические сооружения— плотины, канавы, трубы, брызгалы, элеваторы,— произведены, то во всю операцию или золотопромывальный период при самой добычѣ золота, как сказано, ежедневно нужно только четыре рабочих, да пять-шесть, много до десяти рабочих плотников и мастеровых для перекладки труб, передвижения элеватора и шлюза, всего на всего достаточно 15 человѣк.
Теперь приблизительно поясним самый способ. Прежде всего нужно, чтоб была возможность скопить воду на предполагаемой к разрзботкѣ россыпи и чтоб эта вода была в достаточном количествѣ, а главное на такой высотѣ над уровнем россыпи, чтобы резервуар или бак стоял выше производимых работ не менѣе как на 20 сажень по вертикальной линии, дабы при 9-ти дюймовых водопроводных трубах получать давление не менѣе трех атмосфер, при притокѣ воды в бакъ не менѣе 7— 8 футов в секунду. Вот самая существенная основа для гидравлического способа. Если таковые условия выполнимы, то успѣхъ дѣла обеспечен и цѣлыя горы исчезнут под напором фонтанов, пускаемых из носовок в желаемом направлении. На нижнем концѣ водопроводных труб прикрѣпляются брызгала или носовки, в родѣ тѣхъ труб, какие употребляются у пожарных машин, но, разумѣется, больших размѣровъ, так что струи воды, при выходѣ из трубы, не менѣе в діаметрѣ 1½ или 2 -х дюймовъ.
Если уклон долины соотвѣтственный, то для производства работ достаточно одних брызгал для разрушения грунта, и для того, чтоб разрушенные породы могло гнать водою на шлюз и наконец далѣе его, дабы не употреблять особой силы для отвода промытых песков. Если же уклон долины, по коей залегает золотая россыпь, не настолько значительный, чтоб далеко относило эфеля и гальку, то в таком случаѣ ставится элеватор, коим поднимается силою воды порода и выбрасывается вмѣстѣ с водою на шлюз, по коему увлекаемые водою пески, осадив золото, сходят со шлюза и образуют отвал эфелей и гальки вмѣстѣ. По мѣрѣ надобности, элеватор переносится выше по долинѣ. Элеватор имѣеть вид цилиндра, длиною до 20 -ти футов, поставленного с небольшим наклоном в сторону шлюза. Приемный конец его утверждается в небольшом зумфѣ, на который брызгалами сгоняется порода с размываемой площади и из этого зумфа с ужасною быстротою летит в верх по элеватору и падает на шлюз. На 1 куб. сажень песков требуется от 15 до 18 куб. саж. воды.
Опыты производились над пустою породою, не содержащею золота, но довольно и того, что как сам производитель работ, г. Шостакъ, так и всѣ мы, посторонние зрители, вполнѣ убѣдились в превосходном дѣйствіи этого способа, когда перед нашими глазами брызгалом плотную природную почву мгновенно разрушало и рвало и в видѣ мутного потока гнало к основанию элеватора, а послѣдній, в свою очередь, с неистовою силою бросал фонтан камней, песка и воды на высоту 20 -ти футов на промывальный шлюз.
На всякой почти золотоносной россыпи есть покрыша из пустых наносов, или, как называют на золотопромышленном языкѣ, торфов, то этот торф снимается дѣйствіем тѣхъ же брызгал и элеваторов, слѣдовательно, нѣтъ опасения, что золото вмѣстѣ с торфами увезут в отвал, как это часто случается, но торфы здѣсь подвергнутся той же манипуляции, как и самые пески. Почва или постель россыпи тоже не останется с золотом, так как при этом способѣ достаточно 5-ти доль во 100 пудах породы, чтоб оправдать расходы по эксплуатации, а что будет свыше этого содержания, то уже составит чистый барыш.
Но всякое дѣло, по русской пословицѣ, мастера боится; так и в данном случаѣ. Прежде чѣмъ приступать к гидравлическому способу добычи золота, если бы кто вздумал, то нужно изучить его, по примѣру г. Шостака, и тогда успѣхъ обеспечен.
Устройство плотин для скопа воды и канавы водопроводной составят главный расход гидравлического способа; примѣрно, единовременная затрата на данную мѣстность, впредь до выработки, будет от 15 т. до 50 т. рублей, самые же трубы, пролагаемые обыкновенно по склону горы, носовки, элеваторы и шлюзы будут стоить не болѣе 3— 5 т. рублей, да плюс 15 человѣкъ рабочих, вот весь расход на выработку в полтораста рабочих лѣтнихъ дней семи с половиною милліоновъ пудов песков или 7,500 куб. сажен. Но единовременная затрата на гидравлическія сооружения не должна падать цѣликомъ на первый год работ, а распредѣлится на всѣ послѣдующіе, слѣдователыю, стоимость на данную выработку песков сократится, против нынешнего, по меньшей мѣрѣ в десять раз. Припомним только то, что золотопромышленнику не придется дѣлать авансовых затрат по нѣскольку десятков тысяч рублей на наем массы рабочих, на покупку лошадей. сбруи, инструментов, припасов и фуража и с тѣмъ вмѣстѣ содержать на пріискѣ громадное хозяйство с скотными и конными дворами, кузницами и разными цѣхами, поѣдающими массу денег.
Надо ожидать, что гидравлический способ добычи золота произведет переворот в золотом дѣлѣ и получит в Сибири самое широкое примѣненіе; до сих пор прииски, втунѣ лежащие по невыгодности к работам и совершенно брошенные из прежде работавшихся, будут эксплуатироваться вновь с значительною пользою и с меньшею затратою рабочих рук, избыток которых обратится к сельскому хозяйству. При таких условиях, золотой промысел в Сибири не будет в ущерб ни государственной экономии, ни общему благосостоянию, а напротив, явится видным фактором к развитию страны в совокупности с земледѣліемъ и другими народными промыслами.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 12.01.2017 - 18:41
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


В этой теме упоминалась Нейво-рудянская ГРП. Встретил сегодня о ней новость

В Кировграде следователи возбудили уголовное дело в отношении АО «Нейво-Рудянская геологоразведочная партия» по факту невыплаты заработной платы рабочим.

Как сообщили NDNews.ru в пресс-службе СУ СКР по Свердловской области, на протяжении нескольких месяцев в 2014-2015 годах, а также в августе 2016-го одна из сотрудниц компании – 67-летняя женщина, работавшая по трудовому договору, – не получала зарплату. Общий объем задолженности предприятия перед работницей составил более 36 тысяч рублей.

В рамках уголовного дела следствие устанавливает других сотрудников, которым также не выплачивалась зарплата. В целях последующего возмещения ущерба принимаются меры по установлению имущества предприятия. Кроме того, предстоит выяснить, кто должен привлекаться по уголовному делу в качестве обвиняемого. В СК подчеркнули, что за преступление по ч.2 ст.145.1 УК РФ («Полная невыплата свыше двух месяцев заработной платы») предусмотрено наказание, в том числе, в виде лишения свободы на срок до трех лет.

Стоит отметить, что Нейво-Рудянская геологоразведочная партия с 2015 года находится в предбанкротном состоянии из-за отсутствия заказов. Предприятие специализируется на изучении рассыпных месторождений платиноидов и золота.

Кировград, служба информации РИА «Новый День»
https://newdaynews.ru/ekb/590880.html


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Опции темыСтраницы: (2)  « Первая « Назад  ... 1 [2]  Ответ в тему Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса

 

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика