Страницы: (2) [1] 2 ...  Вперёд » Последняя » ( Перейти к первому непрочитанному сообщению ) Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса

> Артель "Нейва", Как работают старатели
beze
Дата 21.10.2012 - 16:55
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


В этом году у артели "Нейва" пусть не круглая, но дата - 35 лет со дня образования. Весной меня наняли для написания книги об артели. Побывал на всех участках, набрал массу материала - и был вынужден отказаться. Почему не скажу. Меня пока не трогают, и я правду не раскрою.
Однако жалко, что материал пропадает. Вот я и решил его опубликовать здесь. И искренне желаю старателям всего хорошего. Люди там подобрались отличные. И работа у них адская.

Ну а теперь рекламная пауза.
У вашего предприятия скоро юбилей? Помните - книга по прежнему лучший подарок. Особенно если это книга о предприятии, на котором трудятся те люди, которым подарок предназначен. Напишите - и вам будет такая книга, какую захотите

Исполнительный комитет Невьянского городского Совета народных депутатов РЕШИЛ …

Сухие справки не донесут до нас истиной причины создания артели Нейва, как и всего героизма работы времён её становления. Вот документ, датированный 12 января 1978 года с «шапкой» Невьянского городского совета народных депутатов: «Зарегистрировать Устав артели старателей Невьянского карьера, утвержденный общим собранием артели старателей 20 декабря 1977 года (протокол № I). Артели присвоить наименование «Нейва».
Ну а принимали Устав и начинали артель Георгий Пичугин, Константин Огибенин, Федор Огибенин, Новомир Антипов, Федор Липин, Алексей Девкин... В основном висимские и нейво-рудянские жители, опытные старатели, бывалый народ.
На самом деле не всё было так буднично. Просто так артели, чуждые духу социализма, и нацеленные на добывание больших денег, в те времена не создавались. Решение руководителей производственного объединения «Уралзолото» и Невьянского прииска было вынужденным. Старательская работа тяжелая, а за идеи марксизма-ленинизма гробить своё здоровье никто не хотел. Вот и приняло начальство поистине соломоново решение – там, где условия попроще, будут работать государственные структуры, а на проблемных пусть артельщики свои миллионы добывают.
Впрочем, первую попытку сделали еще за несколько лет до этого.
Примерно с 1975 года на Урал стали приезжать старатели с северов, привыкшие к бульдозерной разработке россыпей. У себя на севере они вскрывали верхние пласты, убирали верхний слой торфов, а открывшиеся пески толкали бульдозерами. Отличие уральских песков от северных заключалось в их высокой глинистости: на кубометр промывки уральских песков требовалось до 25 кубометров воды.
Как только северяне стали мыть пески на Урале, сразу возник вопрос о подтверждении среднего содержания золота против разведочного. В ту пору среднее содержание золота составляло 150-160 мг на кубометр породы. У северян никак не получалось подтвердить среднее содержание золота, а при неотходе свыше 20% металла «Уралзолото» должно было им эту сумму компенсировать. Поэтому объединению их работа была невыгодна как недостаточно качественная.
Вот тут то с предложением организовать артель старателей при Невьянском прииске и появился Виктор Иосифович Ляпцев. Родом он был с Висима, потомственный золотодобытчик – и отец и дед его были старателями. Виктор же оказался ещё и прекрасным организатором - еще во время войны, в 17-летнем возрасте сколотил артель, добывавшую платину на Липином Логу. К 70-м годам он являлся крупнейшим специалистом по гидравлической разработке месторождений.
Сухая статистика говорит, что на момент создания в артели числилось 27 человек, добывших за первый год своей работы 41 кг золота, которое сдали в золотоприемную кассу прииска.
В 1992 г артель вышла из состава «Уралзолота», приобретя самостоятельность. Тогда на «Нейве» трудились уже почти 450 человек. А добывали они уже от пятисот, до шестисот килограмм золота, в зависимости от фарта. Самым удачным был 2001 год, когда было добыто 1100 кг золота.
В настоящее время на восьми добычных участках и ремонтной базе трудятся свыше 700 человек. За время своего существования артель добыла более 22000 кг золота и 400 кг платины.

В начале славных дел.

Первый участок артели выделили на Шигирском истоке. Впрочем, так участок называли только свои. Для всего остального мира это была гидравлика № 81, поскольку добыча золота, как один из компонентов могущества социалистического государства, была надежно засекречена от происков агентов иностранных разведок. Да и все принимаемые на работу обязательно должны были навестить для инструктажа начальника местного ОБХСС.
Работу артель начинала с одной гидравликой, арендованной у Невьянского прииска. Столовая, контора, спальни – всё располагалось в видавшем виды бараке, купленном где-то по дешевке, названном обитателями «бичарней» и разгороженным на раздельные помещения листами фанеры. Сейчас сложно представить, но за такой же фанеркой в бараке было и своё ШОУ. После съема золота с приборов всё руководство артели сидело и перебирало шлих.
Чтобы поддерживать связь с миром, в артель был принят шофёром Петр Тулупов со своей машиной - зеленым стареньким «Москвичом».
У хорошего руководителя дела всегда идут на лад. Через пару лет руководство освободило «бичарню», переехав в здание правления прииска, где им выделили четыре комнаты. В самой же артели увеличивалось количество техники и, соответственно, фронт работ.
Тогда же, в июне 1980 года в артель на должность главного бухгалтера пришла Анна Михайловна Фалькова. Она проработала в этой должности более двадцати лет и оставила, как и Ляпцев, глубокий след в артельной истории. Отсюда, когда ей было уже за семьдесят, она ушла на пенсию. Кстати, со старательской артели её трудовая деятельность и начиналась. В своё время она почти два десятилетия работала кассиром на прииске, на лошадях развозя рабочим зарплату.
Фалькова, которую здесь звали просто «мамой», взяла на себя все хозяйственные вопросы. Она, когда привозила деньги на участок, не ленилась даже проверять порядок в домиках. Михаил Тулупов до сих пор почёсывается, вспоминая нагоняй, который ему сделала Анна Михайловна за незаправленную кровать.
Она и сама берегла каждую копейку и требовала этого от других. Если стоимость продуктов на смену превышала 3 рубля, повар автоматически увольнялся.
На второй год существования артели у нее появилась ещё одна гидравлика, а в 1982 их было уже четыре. В 1981 году артель сделала первую свою крупную покупку — автомашину КрАЗ. Две установки работало на Шигирском Истоке, а две на Ягодном логу (это небольшой лог, являющийся тёзкой знаменитого Ягодного, находящегося под Шуралой, примыкает к Шигирскому месторождению и является как бы частью его). Соответственно и объемы золотодобычи артели увеличились в три раза.
На каждой землесосной установке работало тогда по пять человек – бригадир-гидромониторщик, гидромониторщик, машинист землесоса и два зумпфовщика. Ведь нетронутых залежей золота у нас на среднем Урале нет, везде побывали предшественники, или, как их называют в артели, «деды».
Об их разработках напоминали часто встречающиеся подземные горные выработки. При работе гидромониторов крепь этих выработок вылетала как лёгкие палочки и плыла с потоком воды и грязи. Зумпфовщики должны были ловить в потоке текущей грязи эти полутораметровые «палочки» толщиной до 25 см, чтобы те не попали в всас землесоса. С крепью плыли и корни кустов, ветки, пеньки, катились округлые камни. Всё это надо было перехватывать на подходе к зумпфу. Одновременно им надо было остерегаться удара камня, прилетевшего из-под струи гидромонитора или струи воды, рикошетом отлетевшей от борта забоя. Для защиты от этих напастей выдавали защитные каски и прорезиненные шахтёрские куртки. Своих складов у артели, где можно было бы подобрать спецовку по размеру, тогда не было, брали, что дают. Так что вид рабочих зачастую соответствовал названию их общежития.
Периодически рабочие объезжали размываемую часть карьера, таща за собой сани-волокушу, которую в артели почему-то называют «пеной» и, складывая туда все камни, которые могло унести струёй в зумпф землесоса. В качестве альтернативного варианта их дробили кувалдой на месте. Это была поистине адская работа - по двенадцать часов в день вытаскивать вручную из потока воды или глинистого раствора доски, плахи и камни.
До сих пор сотрудники артели, даже те, кто не застал работу в зумпфе (а таких тут большинство) с ужасом рассказывают об этих временах. Всё изменилось только в начале 90-х, когда появились вашгерды, задерживающие всё то, что раньше было добычей зумпфовщика. Время от времени улов обмывают и сильным напором воды удаляют в отвал. Благодаря этому нехитрому приспособлению производительность работы в забое поднялась в разы.
Да и количество рабочих в бригаде сократилось на человека, оставив второго для подмены. Михаил Тулупов вспоминает, что: «Мониторщиков вообще никто не менял за смену. Чаю попил минут 15 и опять за монитор. Раньше, чтобы на каторгу попасть, надо было под царя бомбу бросить, а мы сами сюда лезли. Основная масса была с Висима, Нейво-Рудянки и Синегорского. На участке Межевая Утка у нас повар был с Ялты. Представьте – с Ялты приезжал и работал здесь.
Тогда в Синегорском жизнь ключом била. Молдаване дома строили. Рядом мы золото мыли. И не было проблемы рождаемости, над которой сейчас бьется Путин».
Впрочем, сложно было не только зумпфовщикам. Геолог Иван Лучников пришел в артель в уже далеком 1982-м году. Приняли его на должность пробщика – была тогда на гидравликах такая должность. Он должен был следить за качеством отработки и выполнять опробование забоя и бортов. И по результатам этого принимать решение о дальнейшем направлении работ. Для этого требовалось промыть не одну сотню проб, и, интенсивно пошевелив мозгами, увязать полученные результаты с конкретной ситуацией. А чтобы пробы были достоверные, надо было промыть не только ковшевые пробы, но и ендовки. Ендовка представляла из себя ведро в виде усечённой пирамиды, весившая с пробой не менее 20 кг. Её промывка занимала иногда более получаса и бывало так, что дневная смена уже уезжала на машине с установки, а Иван ещё промывал очередную.
И как будто мало было артельщикам своих проблем, так судьба подбросила еще. В процессе работы из-под дамбы, разделяющей карьер и небольшое озерцо, в роли которой выступил оставленный достаточно широкий целик, пошла вода. Рабочие пытались ее остановить, но она шла все сильнее, а потом из промытого хода начало выкидывать доски и плахи. Оказалось, что под дамбой проходила горизонтальная горная выработка, соединяя под целиком обе выемки. Одну установку успели спасти, а вторую затопило. Чтобы прекратить поток воды и замонолитить ход, пришлось ставить эстакаду на перемычку. И только забив отверстие глиной, старатели смогли вытащить землесос на борт.
Вода там на вид была чистая. Артельщики и пили её, и готовили на ней же. А оказалась, что в ней присутствовали какие-то примеси, просочившиеся через почву со стороны отстойников Кировградского завода. Так что у всех отцов-основателей со временем начали выпадать зубы. Вот такую плату золото-то потребовало.
К сезону, как и сейчас, готовились зимой. А поскольку бурильных машин в артели тогда не было, ямы под столбы электропередач копали вручную, в промёрзшей на полтора-два метра земле. Кто покрышки жёг, кто просто остервенело долбил …
Петр Ярцев всопоминает, что экономили на всём и всё. Не дай бог было сварщику выкинуть не до конца использованный электрод. Хороший втык, если заметит начальство (а оно всегда замечало) был обеспечен. Ведь огарок можно было использовать вместо гвоздя.
Запчасти удавалось доставать только за бартер. У артели лес – у кого-то детали, моторы. Вышестоящее руководство интересовал только металл, а не какой техникой он добывается и чем эта техника ремонтируется. Доходило до того, что сварщиков принимали только со своей аппаратурой. И это при том, что в магазинах её не продавали.

Цитата
Портянки к сапогам примерзали, а так все хорошо было.
Сизых Станислав Всеволодович.


Работать и сейчас в артели нелегко, а по первости было еще труднее. Но и тогда и теперь снять напряжение помогала хорошая шутка. И шутки эти были раньше такие, что старожилы до сих пор их пересказывают вместо анекдотов в хороших компаниях.
Вот две из них.
Взял однажды один из рабочих резиновую лодку порыбачить. Надул её, глядь – а часы время обеда показывают. Оставил он её на берегу озерца, а сам в столовую пошёл. Сидит, пищу пережевывает, как вдруг заходит его друг Виктор Хомутов.
- Чья это лодка на улице лежала?
- Моя.
- Конец твоей лодке. Её свиньи съели. – На участке держали несколько свиней, которые были на свободном выгуле.
- Да чтоб их!!!! Лодку я ведь на время взял. Как возвращать теперь?
- Ты не о лодке думай, а о себе. Собирай вещи, начальник сказал гнать тебя в три шеи.
- За что?
- Из-за тебя свинью приколоть пришлось. Она клапан от лодки заглотила, а он у нее в глотке застрял. Вдохнуть может, а выдохнуть нет. Так надулась, что зарезать пришлось, пока сама не померла.
Другой раз поймал Хомутов чебака, посадил в садок и опустил в воду. Может и до сих пор жил бы этот чебак в садке, но проходил мимо артельный экономист. Подошел к берегу, посмотрел на рыбку, да и выпустил её на свободу. Как его потом Хомутов пилил.
- Ты что наделал! Я же с Академией Наук договор заключил, каждый день рыбку мерял, как выросла, на весах взвешивал. Мне же деньги за это платят.
– Да разве я знал ….
– А что же ты лезешь, раз не знал!. Как теперь я перед ними буду выглядеть?
Владимир Байбородов вспоминает, что в 1987 году к ним приехала журналистка из какой-то газеты. В конторе начальник представил находившихся – «Вот наш геолог, а это маркшейдер». Когда они потом вышли на улицу, девушка у него на полном серьёзе спросила: «А разве у вас евреи работают?».
А если без шуток, то тогда приходилось экономить даже на маркшейдерах. Это сейчас он обязательно есть на каждом участке. А тогда Байбородову приходилось мотаться между Шуралой и Синегорским. Впрочем, он не жаловался. Пришел Владимир в артель из топографов. Так что кому после дома условия спартанскими казались, а ему санаторными. Ведь тебя здесь накормят, напоят, и кровать предоставят с чистым бельём!
Артель росла. Появлялась не только новая техника, но и новые участки. Однако с набором рабочих, как вспоминают ветераны артели, возникли трудности. По их словам, в те времена существовал негласный указ, запрещающий принимать на работу людей с местной пропиской, чтобы не оставить без квалифицированных кадров Невьянск. Именно поэтому в артели и работали люди даже с Украины и Молдавии. Сейчас наоборот, предпочтение отдается местным. И жилья меньше надо в старательских деревнях строить, и в выходные человеку есть где отдохнуть.
А кадровик при приёме новеньких старался выяснить, есть ли у того проблемы дома. Да и просто семейное положение немало значило. Если у человека любящая жена и дети – значит он и работать будет хорошо – есть, ради кого стараться.

Из коротких штанишек

Хорошо было работать на Межевой Утке, втором участке, переданном артели. Но, к сожалению, часть золота пришлось оставить. Основная часть россыпи осталась не разработанной, так как уходила под поселковую школу, на снос которой разрешения в то время не дали. После отработки месторождения гидравлика перебралась на Ашку, находившуюся на двадцать километров западнее.
А с Шигирского истока гидравлика перебралась на соседний, Ягодный участок. Были ли там ягоды? Да наверное не больше, чем везде. Зато золота взяли там сполна. Но и попотеть, добывая его, тоже пришлось. Ведь в те времена артель не выбирала участки, а разрабатывала те, что ей оставлял Невьянский прииск – на тебе убоже, что нам негоже. Здесь же приисковому руководству не понравилась большая мощность отложений. Чтобы добраться до золотоносных песков, артельщикам приходилась копать карьеры глубиной до 25-28 метров. Для этого пришлось арендовать шагающий 10-кубовый экскаватор.
Длительное время это участок был основным, выдавая каждую неделю на эстакаду десятки килограмм золота. Даже к концу работы, когда гидравлика перебралась на южную оконечность участка, расположенную между железнодорожной веткой на Кировград и Шуралой, металл шёл, и неплохо. В последний год работы, в мае, уже за контуром отмыли сотню килограмм. Буквально по соседству деды вели работы, а здесь, каким-то образом, упустили.
В своё время, правда неизвестно какое, на окраине Шуралы, там, где отмывала золото гидравлика, стоял глиняный заводик. Стоял он на борту карьера, откуда и брал сырье для производства. После его закрытия шуралинцы превратили карьер в помойку, забив его до отказа. Артель за свой счёт вывезла весь мусор на городскую свалку, создав на этом месте, по договоренности с администрацией, озеро. Бульдозеристы разровняли берег, плотники сделали плотики, с которых было удобно нырять. Не успела гидравлика переехать по соседству, влившись в состав участка «Ключи, как на облагороженном берегу озера появились первые пакеты мусора.
В конце 90-х в артели появилась ещё одна гидравлика – «Тагил». За время своего существования она очистила реку Тагил на протяжении трех километров, приняла участие в реконструкции проспекта Мира, построила дорогу по улице Серова. В районе Зай-горы вода из речки просачивалась сквозь пористые породы и подтапливала карьер. Рабочие спрямили реку, пустив её по каналу, а на месте луки сделали шламохранилище. Как говорится, одним выстрелом двух зайцев – и карьер Зай-горы теперь не подтапливает и себе место под шламы нашли.
Заработки были неплохие, больше, чем в других гидравликах, поэтому начальник участка предложил от артели отделиться – мол хватит других кормить, сами по царски заживем. И на месте гидравлики «Тагил» возникла артель «Старатели Тагила». Но один в поле не воин. Если в артели «Нейва» один участок захромал, то другие его поддержат. И хоть вышли «Старатели Тагила» из родной артели не с голыми руками, но все равно захирели и исчезли.
В начале 90-х годах руководство артели предложило прочистить Верхний прудок, расположенный в верховьях речки Чёрная и сделать его пригодным для отдыха. Официальная площадь прудка около 100 га, реальная - 50, остальное болото. Главный энергетик НТМК, на балансе которого был водоём, тогда говорил: «Последнюю домну продам, но сделаю». И прочистила бы артель прудок, попутно извлекая платину, но тут наступил период дикой инфляции. Только смету составят – уже переделывать надо. К главному энергетику принесут, а он: «Что же вы с меня три шкуры дерете?». В 1993 году Комаров сорвался и хлопнул дверью.
Решили тогда металлурги прочистить прудок по проекту артели, но своими силами. Протянули трубы, и на этом дело заглохло. В конце 90-х новый председатель подумывал все же о чистке Прудка. Законы к тому времени в очередной раз поменяли, и от артели потребовали экологическую экспертизу – какое влияние на природу окажет очистка водоёма. Понятно, что положительное, но сколько нужно денег заплатить за эти простые слова экспертам? Так прудок и зарастает.
Почти все нынешнее руководство артелью вышло из ямы. Кого при приёме на работу направляли зумпфовщиком, кого мониторщиком. Прежние руководители считали, что только так определяется человек, давая ему испытательный срок на самом тяжелом участке гидравлики. Рассуждали они логично, но исходя из своего собственного опыта, который в иных временных условиях не всегда бывает верным. Далеко за удачным примером ходить не надо. Нынешний главный инженер артели Игорь Леонидович Здоровец после окончания в 1987 году СГИ он уехал на 4 года на Памир проработав на одном из местных приисков четыре года. Находился тот в приграничной с Афганистаном зоне на высоте 3000 метров. После распада страны уехал в Туву, где также проработал четыре сезона. На большую землю с прииска можно было попасть только по зимнику или вертолетом. Естественно, что и уезжали сразу на 9 месяцев, работая без выходных и отгулов. После восьми лет такой работы Игорь решил быть поближе к дому и в 1995 году попросился в артель. Комаров взял его сразу, но зумпфовщиком. А мониторщиком на этом землесосе работал Сергей Карасев. Насколько было правильно опытного горного инженера посылать работать в яму на самую неквалифицированную специальность? Было бы логично, если бы он себя показал на своем рабочем месте. Ведь маркшейдеров и геологов зумпфом не испытывали, Но в то время казалось, что так и надо. Нынешние руководители артели предпочитают использовать человека по его специальности. Теперь только так и надо.
В начале третьего тысячелетия в карьерах появились тепляки. До этого, почти четверть века люди из бригады, обслуживающей землесос, не имели возможности ни погреться в холодные весенне-осенние ночи, ни нормально поесть. Те, что не стоял за монитором, сидели прямо в трясущейся коробке землесоса, ничего не слыша из-за завывающего рёва мотора. Чтобы совсем не замёрзнуть, устанавливали под сиденье ТЭНы. Но много ли они нагреют в открытом всем ветрам механизме? Разве что только то, чем сидишь. Да и похлёбку из выданного сухого пайка приходилось варить там же – ведь раньше еду на участок не возили.
Когда начали делать тепляки, по бригадам прошел слух, что это, наконец, позаботилась о них Москва, приказав артельному руководству хоть как-то улучшить условия работы. На самом деле Москва тут не причем. Первые тепляки приказал сделать Сергей Суминов, будучи начальником Висимской гидравлики. То ли сотрудники СЭС стали честнее и принципиальнее, то ли они получили новые стандарты, но готовка обедов в землесосе грозила немалыми штрафами. Вот Сергей Николаевич решил сыграть на опережение, и оказалось, что хорошо от этого стало всем. И рабочим, которые теперь могли хоть с полчаса, но комфортно отдохнуть, и артели, поскольку уменьшилось количество заболеваний. После этого теплушки и вели на всех участках.
Бульон, который значится по утрам в меню всех участков, проник туда тоже благодаря Суминову. Однажды утром он проснулся с полным отсутствием аппетита. Дело в том, что накануне была приемка гидравлики, и чаю, по этому поводу, было выпито достаточное количество. Тамошний повар, Владимир Паркин, кормивший в своё время Ельцина, предложил сварить бульон. Съел Сергей Николаевич свою порцию – а в котле еще осталось. Зашли в столовую другие артельщики – и никто от бульона не отказался. И теперь бульон в меню постоянно, поскольку пользуется устойчивым спросом.
Вот так и получается, что и зарплата хорошая, и условия труда пусть потихоньку, но улучшаются, и коллектив прекрасный. Наверное поэтому в артели работают уже целые трудовые династии. Яркий пример тому – семья первого председателя «Нейвы» Виктора Ляпцева. Он умер в 1989 году, но эта фамилия по- прежнему на слуху, ведь сегодня здесь работают уже его сын и внук. Петра Тулупова сменил Тулупов Михаил. Алексея Мягкова приняли в артель сразу, как только он подал заявление потому, что отлично проявил себя Мягков Александр.
Совершенствуется техника, которой пользуются в артели. Если при становлении они брали что подешевле, привозя зачастую станки и механизмы чуть ли не с Чермета, то теперь покупают только новое и лучшее. К примеру, переходят с челябинских бульдозеров на чебоксарские, которые работают производительнее, делают не так много вредных выбросов, потребляют меньше горючего в пересчете на горную массу. С 1 января 2009 года по 30 июня 2010-го на обновление парка было потрачено 59 млн 754 тысячи рублей. Среди покупок – бульдозеры, экскаватор, бензовоз, бурильная установка, различные станки, сварочные аппараты и многое другое. Все очень современное, эргономичное, отличающееся высокой производительностью.
Все больше внимания руководство компании уделяет новым технологиям. Старатели готовы сотрудничать со специалистами из разных городов страны, чтобы сделать свое производство как можно более современным. В частности, совместно с Иркутским научно-исследовательским институтом благородных и редких металлов и алмазов («Иргиредмет») и Естественно-научным институтом Пермского государственного университета артель занимается разработкой и апробированием технологических схем обогащения руды. Такой подход к производству – залог успешного будущего предприятия.
Впрочем, и сейчас в Невьянском районе не так много предприятий, которые осуществляли бы платежи, составляющие 20 проц от бюджета района, не считая перечислений в федеральный и областной бюджеты.
Артель, как говорится, на своих плечах держит Невьянский детский дом, выполняет все их просьбы. И в районе много строит - мосты, дороги. Только в Невьянске построили 4 пешеходных моста через реки Нейва и Белая, в Дрягуново вместо старого деревянного возвели новый железобетонный.

Продолжение следует


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 23.10.2012 - 16:14
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Из воспоминаний Александра Сергеевича Мезенина, члена артели с 1984 года.

Я пришел в артель со специальностью сварщика. В те времена у артели было всего три участка. Меня направили под Синегорский, на участок «Межевая Утка», который запустили в 1981 году.
В домиках нас жило по восемь человек, а зимой, когда валили лес, появлялся второй ярус. Сейчас на участке пространство под навесом машинами забито – каждый на своей приезжает. А тогда машин пять стояло. На выходные домой ездили на автобусах. Была возможность, и на лесовозе устраивались, и в кузове самосвала.
А вот в рабочие дни домой, что сейчас вполне естественно, просто так не отпускали. Приходилось идти на поклон к начальнику участка. Тот скажет – «Не поедешь», и все, сидишь после смены в домике. А я ведь в двадцать шесть сюда пришел, как бы не выматывался, а всё равно домой к жене хочется. По два раза в неделю к тогдашнему начальнику, Северухину Владимиру Митрофановичу, ходил отпрашиваться. Разрешать то он разрешал, но вначале нужно было выслушать от него целую лекцию об уменьшении производительности труда в результате таких поездок. Да и утром он обязательно тебя обругает – от работника, который вымотался дома, здесь толку не будет.
Однако зря он ругался, работал я как лошадь. Впрочем, по иному и нельзя было. Все мы сюда пришли не за романтикой, а за деньгами, причем за хорошими деньгами, большими. Я до этого работал на Уравагонзаводе, получал по тем временам около четырехсот рублей, что было очень даже прилично, и ходил на работе в полуботинках. Здесь о полуботинках пришлось забыть. Болотники каждую смену в течение всего сезона. Зато под восемьсот получалось, а если хорошо сработаем, то и больше. Кто-то этот труд выдерживал, кто и через неделю уходил.
Почти все, кто тогда сюда шел, не думали работать здесь пожизненно. Приходили на два-три года – заработать на машину, дом, кооперативную квартиру…. Зарабатывали – и уходили. Из тех с кем я тогда начинал, в артели осталось всего несколько человек, работающие сейчас на Зырянке – Петр Ярков, Василий Крянга, Александр Нуриев.
Я и сам пришел сюда за машиной. Отработал сезон, купил машину …. и остался. Я ведь страстный рыбак и охотник. И меня остановило то, что все гидравлики, где пришлось работать, расположены среди леса. Никуда специально ехать не надо, мы ведь всегда возле речек работаем. В водоёмы, оставшиеся после нас, достаточно натаскать мальков, и уже лет через пять рыба вовсю заплещется. Да и собаку всегда на участке держал. У меня и сейчас две лайки в вольере при доме живут.
А коллектив у нас просто замечательный сложился. А это много стоит, может даже побольше охоты с рыбалкой. Не я один из-за этого остался работать дальше, ну и втянулся. Дети, правда, а у меня две дочки, без меня выросли. И их воспитание и домашнее хозяйство – все это благодаря жене.
В артели у каждого по несколько специальностей, поэтому и я начал как сварщик и машинист землесоса. Однако сварщик тогда из меня был довольно средний. На заводе я заменял сварочный автомат, проводя определенные действия. Здесь же должен был уметь сваривать все, начиная от труб и заканчивая тракторами и экскаваторами. Любые материалы – чугун, медь, различные стали, и любым видом сварки – и газовой, и электродной. Тут не смотрят, что ты можешь, а что нет. Пришел – иди и делай. А если не смог и кто-то потом будет переделывать, то узнаешь о себе столько интересного …
В первое время на операции, требующие большого умения, не поставят. Подсказать – подскажут всегда, а дальше делай сам. Лет пять – и очередной профессионал готов.
Никогда не забуду своё начало работы. Бригада тогда перетащила землесос и я, в паре с Алексеем Бабушкиным, классным сварщиком, от которого многому научился, клали трубы.
Он режет и подгоняет, я свариваю. Время поджимало, поскольку вода затопила котлован почти под самые трубы. Пытаюсь приварить очередную трубу к нитке – и не могу – зазор большой. Я с претензией к напарнику: «Что ж ты так косо отрезал?». Он, не говоря, ни слова, только посмотрев на меня, взял щиток и держатель и заварил. С тех пор я больше никому не говорил, что у меня не получается из-за того, что он не так на мой взгляд сделал. Я просто брал и сваривал.
Впрочем, и условия работы тогда куда как жёстче были. Лишний раз и чай не попьешь, не посидишь, не покуришь. Грязь, снег, вода – все равно ты должен определенное количество стыков заварить. Если заварил, например, пять стыков, то начальник участка Северухин промолчит, а меньше, то скажет: «Останешься после смены. И пока шесть стыков не заваришь, отдыхать не пойдешь». И наплевать ему, что ты уже двенадцать часов в этой грязи отработал. Никого не колышет то, что застрял в грязи бульдозер или не доехал кран. Установка должна быть запущена! Ведь деньги идут только тогда, когда она работает.
Зачастую приходилось осваивать специальности, о которых и не думал. Помог я зимой лесорубу пилу донести. Они хранились в тамбуре домика начальника. Тот меня увидел и сказал: «Завтра пойдешь лес валить». - «Владимир Митрофанович, - говорю, - я же не вальщик». А он: «Здоровый, справишься». Я взял пилу и пошел лес валить. Так и работали, в общем-то.
Это сейчас у нас люди специально этому учатся и на каждом участке есть несколько дипломированных вальщиков леса. А раньше такого не было. Может человек пилу перебрать, отремонтировать, случись с ней что-либо – значит лесоруб!
После отработки нас перевели на новый участок в Ашку. Но вскоре, в 90-м году была создана гидравлика Тагил, для чистки реки в пределах городской черты, и я, как и все тагильчане, работающие в артели, попросился туда.
За все годы, с момента возникновения на её берегах нижнетагильского завода с посёлком, реку не чистили. Желание было, причем возникало оно неоднократно. Создавали проекты очистки и ленинградцы и учёные других городов, но на этом желание очистить реку у отцов города и останавливалось. Дело сдвинулось с мертвой точки, когда тогдашнее руководство познакомилось с работой нашей артели и сказало: «Давайте попробуйте».
Артель к тому времени поднакопила жирок, так что участок снабдили всем необходимым. Иначе и нельзя было. Специфика работы заключалась в том, что река течет через весь город. Надо было параллельно руслу прокопать канал, в который временно отвели бы её воды, причем канал должен был быть большего объема на случай паводка или внезапного выпуска воды с пруда.
Ила было столько, что приходилось вначале очищать место для землесоса. Потом спускали его вниз и начинали расчищать площадь вокруг с помощью мониторов. Без этого техника там просто бы утонула, поскольку слой няши достигал метра.
Начали мы выше Маральского моста, а закончили в районе очистных сооружений. Попутно и золото намыли, двенадцать килограмм. Его мы отдали городу на приобретение медицинского оборудования. Впрочем, платили нам столько, что трудодень вышел больше, чем у «золотых» гидравлик.
В начале 90-х деньги в городской казне, как и в российской, исчезли, и мы перешли на Висим. Начал он осваиваться с августа 93-го, когда поставили подстанцию, отсыпали дорогу, поставили несколько домиков. Баня первоначально была привозная, два раза в неделю. Входило туда человек пять. А на участке уже довольно много народа было. Да и столовой стационарной не было.
Щебень на отсыпку брали из расположенного неподалёку карьера. В артели к этому времени был экскаватор Камацу и КРАЗы -КАМАЗы. Потом на месте карьера образовался водоем, куда мы ходили купаться после работы.
Запускал участок Евгений Попов, а в 95-м, через год работы, его сменил Сергей Суминов.

Продолжение конечно же следует и не одно


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 26.10.2012 - 20:17
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


на Невьянском форуме по вышеопубликованному сделали ценное дополнение.
Цитата
beze,

"... Артель росла. Появлялась не только новая техника, но и новые участки. Однако с набором рабочих, как вспоминают ветераны артели, возникли трудности. По их словам, в те времена существовал негласный указ, запрещающий принимать на работу людей с местной пропиской, чтобы не оставить без квалифицированных кадров Невьянск. Именно поэтому в артели и работали люди даже с Украины и Молдавии. Сейчас наоборот, предпочтение отдается местным. И жилья меньше надо в старательских деревнях строить, и в выходные человеку есть где отдохнуть..."


Работник
О механическом заводе и других организациях с их спецами ни кто не заботился, всё гораздо прозаичнее. Раньше везде была уравниловка и среднестатистическая зарплата, своими зарплатами старатели "портили" статистику Невьянского района, по этому людей брали из других районов и мест (с более высоким уровнем средней зарплаты, это как квота на членов КПСС - на одного принятого инженера надо было принять в партию двух рабочих...) , дабы не нарушать статистику и не вносить дестабилизирующий фактор на той территории где создана артель. (Это точно! Я знаю.)


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 26.10.2012 - 20:18
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


ГИДРАВЛИКА «КЛЮЧИ»

Золото вдоль реки Шуралка начали мыть еще в начале девятнадцатого века. Вначале вручную, а через сто лет и драгами. Но было его здесь столько, что осталось и на долю старателей уже нашего времени.
Еще в начале 80-х на этом месторождении, получившем название Шуралино-Ключевского, Нейво-Рудянская ГРП подсчитало запасы. Через некоторое время Министерством природных ресурсов участок был выставлен на торги, которые выиграла артель «Нейва».
Осенью 1991 года начался перевод оборудования с соседнего Тамакульского участка на этот, названный «Ключами». Долгое время участок был базовым, а это значит, что основное золото артели шло отсюда. Половину плана давала только эта гидравлика, а вторую половину все остальные. И это несмотря на то, что по архивным данным с начала разработок здесь было добыто около двадцати пяти тонн золота. Да и прогнозные запасы гарантировали артели шесть тонн, а рабочие участка уже в начале 2012 года перешагнули семититонный рубеж.
Рекордным годом у участка был 2003-й. Тогда он намыл 520 килограмм. И последующие три года подряд добывали около полутонны. Правда, руководители других гидравлик могли сказать: «Нам бы такие характеристики, мы бы …». А характеристики у Ключей и вправду были великолепны. Протяженность этого месторождения составляла двенадцать с половиной километров при ширине в восемьсот метров. В лучшие времена здесь одновременно работало четыре основных установки, четыре по перемывке хвостов и одна в скреперном забое. На сегодняшний день, когда количество установок уменьшилось в два раза, о тех временах остаётся только вспоминать. И вспоминают.
Алексей Козлов, работавший на Ключах горным мастером, запомнил времена, когда они вели добычу металла впритык к огородам местных жителей. И однажды, когда забой поравнялся с очередным, его хозяин попросил смыть половину участка. Уж больно жена его достала садово-огородным требованиями – то ей весной картошку посади, то осенью выкопай. Просит человек – почему бы не помочь? Попутно металл внеплановый взяли.
А сейчас на месте карьера озеро. И у этого товарища есть своя законная часть водоёма. Там он сделал пирс, держит лодку. Здорово! И артельщикам хорошо и ему неплохо.
Но это только раз было такое, что человек подарил старателям свой участок. Остальные, если удавалось договориться с хозяевами, приходилось покупать. Жила то уходила под жилые дома. А метал там шел просто бешенный. С большинством хозяев удалось договориться, но один дед уперся: «Не продам и всё тут!». Обошли старатели его огород по периметру и моют дальше. Тут уж ему соседи, которые продали участки артели, говорят: «Что ж ты дурака валяешь. Скоро здесь будет озеро и участок твой туда со временем сползет».
Думал дед, думал — и надумал. Пришел к старателям: «Вы же денег мне обещали». – «Нет батя, все, никаких денег. Мы уже установку передвинули, дальше работаем». – «Ну хоть баньку мне поставьте». Артель лес пилит, так что быстренько ему баньку срубили и на этот клочок встали. Работа — где-то на смену. И вот с одного этого огорода взяли тринадцать килограмм золота! Узнал про это дед— всё сокрушался: «Ой продешевил».
При работе из земли извлекали не только золото – работали ведь в давно обжитом районе. При размыве территории на месте заброшенных деревень Большие и Малые Ключи довольно часто на эстакаде вместе со шлихом находили крестики, обручальные кольца, деньги. Монеты в основном медные, начиная с XVIII века и заканчивая периодом развитого социализма. Но серебряные полтинники и рубли время от времени попадались тоже. Правда, нумизматы этими находками особенно не прельстились бы. За то время, что монеты пролежали в земле, они настолько изржавели, что потеряли коллекционную ценность.
А раз в чистом поле, где по картам никакого жилья никогда не было, при размыве борта обнажился фундамент дома. И из подвала шёл шурф, метров двенадцать глубиной.
У шуралинцев бытовала легенда, что в Гражданскую войну то ли при наступлении, то ли при отступлении белочехи утопили в Ивановском озере, что на окраине села, пушку. Старатели смыли при работе все озеро, но пушки так и не нашли. Да и не могли найти, поскольку озеро создали уже в наше время рабочие Невьянского прииска. Но вот откуда взялась легенда про пушку Гражданской войны – уже и не узнаешь.
Зато в Шуралинском пруду, рядом с плотиной, в 2005 году на большой глубине нашли табличку с надписью «Верх-Исетское механическое заведение 1886». И с тех пор её выпрашивает Невьянский музей, но старатели не спешат расставаться с реликвией, приколотив, для надежности, к стене участковой конторы.

user posted image

А однажды вымыли целый арсенал – больше десятка боевых гранат РГД-33. В войну ведь эшелонами везли сюда подбитую технику на переплавку. И вряд ли каждую машину проверяли на отсутствие боеприпасов. Вот кто-то и сделал заначку – рыбу глушить, да забыл, где сделал.
Ну что еще можно сказать об этой гидравлике? Большинство председателей артели выходцы с этого участка. Это Владимир Фёдорович Стенякин, Николай Михайлович Мостовских, Игорь Викторович Ерохин. Да и нынешний главный инженер артели Игорь Леонидович Здоровец был здесь начальником участка. Для статистики можно еще добавить, фамилии двух человек, которые работают здесь с самого начала. Это горный мастер Вячеслав Авдюков, и мониторщик Юрий Пайганов.
Работать за лентяя на участке не будет никто. А вот показать и подсказать человеку. который хочет работать ещё лучше готовы всегда. Роман Торопов, работающий сейчас на Пашковке электромехаником, пришёл на Ключи после техникума в 19 лет. До сих пор он с теплотой вспоминает тех старших товарищей, которые его натаскивали - Владимира Герасимова, Сергея Павина, Валерия Коржавина, Сергея Багина, Александра Орлова, Валерия Михайлова. Коллектив здесь большой и у каждого что-нибудь, да почерпнешь.
Специфика работы электрика на участке состоит в том, что в случае ЧП нет времени на обдумывание, ведь заминка дорого обойдётся в прямом смысле слова: нет золота – нет денег.
Роману запомнился случай, произошедший в один из жарких летних дней, когда он был дежурным электриком. По рации ему сообщили, что дымит подстанция. Прихватив с собой пару огнетушителей (хоть на подстанции и хранится несколько штук, но запас в таких случаях не помешает) он рванул туда.
В голове было только одно – спасти оборудование. О том, что трансформатор мог взорваться. Роман старался не думать. Каким-то образом сквозь разгоравшееся пламя отключил ток, потом затушил огонь.
Потом когда приехала лаборатория, выяснилось, что трансформатор цел – Роман вовремя успел. Довели его до ума и снова запустили в работу.
А в начале одного из сезонов ночью в хвостохранилище сполз бульдозер, работающий в районе эстакады. Обычно отечественную технику принято ругать, но у этого, пока аккумулятор не сел, фары под водой всю ночь светили. Под их свет в ледяную воду на глубину шесть метров ныряли добровольцы, пытаясь подцепить машину тросом. Кому-то это удалось, но нож бульдозера как тормоз, упёршись в склон, не давал его вытащить. Очередная партия добровольцев-ныряльщиков зацепила его за трос сзади. Согнали всю мощную технику, что была на гидравлике – бабка за дедку, внучка за бабку – и вытащили.
Люди не жалеют себя. Потому что знают – случись что, руководство им поможет. Игорь Здоровец вспоминал о том периоде, когда он руководил этим участком:
«Мне хотелось, чтобы люди могли нормально отдохнуть после работы. Взять ту же баню. В дополнение к парилке сделали душевые, пол кафелем покрыли. Может и мелочь, но люди оценили.
Бильярдную построили, установили туда настоящий бильярдный стол. До этого у нас был какой-то укороченный, размером с письменный. После этого у ребят появилось любимое место для проведения досуга. А кто в бильярд играет, тот водку не пьёт. Так что и производительность труда хоть на ненамного, но выросла.
Лет десять назад появились в продаже мойки Кёрхер. Я купил одну. И только потом такие же мойки приобрели и база и другие участки.
До меня в столовую завозили импортное бескостное мясо. Я потребовал, чтобы мясо в пищу шло только отечественное, которое мы закупали сразу полутушами. Поварам работы прибавилось, зато бульон, сваренный на костях, стал гораздо вкуснее и ароматнее.
Я старался сделать что-то для рабочих моего участка, потому что они этого заслуживали. Ни о ком я плохо вспомнить не могу. Ну а лучше всех запомнились, не в обиду остальным, бульдозеристы Геннадий Русаков и Александр Минин, экскаваторщики Теленкевич, Ворсуляк, Балакин. Из бригадиров и мастеров запомнились Михаил Батраков, Павел Жирнов, Борис Клещев, Виктор Петров.
На промывке хвостов при мне работал Сергей Мамонов. Иногда сам не знал полный алгоритм решения той задачи, которую ему надо поставить. А он выслушает то, что я хочу, обмозгует, и говорит: «Я сделаю».


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 1.11.2012 - 17:36
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


ГИДРАВЛИКА УВАЛЬНАЯ

История гидравлики «Увальная», работающей к западу от дороги Невьянск-Быньги началась в 1998 году. Обычно гидравлики называют по речкам, на которых те работают. Здесь же речки не было и её назвали по россыпи «Увальный лог».
Работы начались на месте полей дышащего на ладан совхоза «Быньговский». Да и с чего бы ему не дышать, когда он не убрал даже морковку с полей, переданных артели. Часть её успели выкопать местные жители, но большая погибла, когда бульдозера начали делать зачистку.

user posted image

В отличие от соседних участков сложность работы на Увальной оказалась в том, что плотик состоял из известняка, на который осаждалось золото. Через миллионы лет, прошедшие с тех пор, за счет выщелачивания в плотике появились пустоты и ямы, в которые золотосодержащий песок и проваливался. А теперь попробуй его из этих пустот вытащить! Где-то и не удалось, но повторно вряд ли кто здесь будет копать даже лет через пятьдесят, уж очень маленькое содержание металла в этих местах. Не зря многие золотодобытчики удивляются, как при таком низком содержании золота, как в наших краях, артель существует уже столько лет, причём является экономически выгодным предприятием.
Зря они удивляются. Отлично налаженная работа и прекрасные специалисты многое могут сделать. Золотой песок добывают золотые руки и золотые головы. Именно поэтому при прогнозных запасах на участке в 800 кг взяли около 1700.

user posted image

Многое зависит тут от геолога, Ивана Николаевича Лучникова. Он предполагает, а буровая подтверждает. Именно поэтому участковой деревне, которую построили за контуром неподалёку от тракта, пришлось переехать дальше на полкилометра. А на месте, где она стояла, взяли дополнительно около 200 кг.

Цитата
Иван Николаевич Лучников
Может и будет ковш тебе показывать пусто. Но надо видеть дальше ковша.



Впрочем, от рабочих зависит не меньше. Участок то весь расположен на совхозных полях. И в 2007-м году забой сделали на месте бывшего хранилища удобрений. И хоть хранились они под крышей, да и пол был асфальтированный, но что-то просыпалось или пролилось и впиталось в землю, да на такую глубину, что свежий человек в забое долго находиться не мог. А вот рабочие могли и отработали его до последней золотинки.
С эстакады снимали не только золото, попадались и монеты, да не только наши – польские, японские, китайские. Как они на эти поля попали? Каким-то образом уцелела от струи монитора вырезанная из дерева голова лося. Известный уральский археолог Юрий Сериков определил её возраст в 4000 лет. Сейчас скульптура находится в музее тагильского пединститута, где Сериков преподаёт.
Участок отработали осенью 2011 года, а со следующего началась промывка уже отработанных ранее предшественниками россыпей «Пролетарка» и «Ударник». Название гидравлики менять не стали, поскольку эти россыпи являются естественным продолжением россыпи «Увальная», да и деревня остаётся на прежнем месте.
Что изменилось, так это глубина вскрыши, достигающая десяти метров. Хорошо, что артель приобрела шагающий шестикубовый экскаватор. С начала 2005-го года он приступил к работе на гидравлике «Нейвинская», а осенью 2011 был почти полностью демонтирован и перевезён сюда. Причём разобрали его за месяц, а собирали четыре. И это при том, что экипаж экскаватора шесть человек, да база своих дала.

user posted image

Попасть в экипаж этого диплодока непросто. Вся шестерка имеет среднетехническое образование и каждый из них является прекрасным сварщиком, электрослесарем и механиком.
В забое работают тоже мастера своего дела. Бригадир землесоса Владислав Любимов о всех может сказать только хорошо, ведь плохих тут не держат:
«Большинство рабочих тут старожилы. Так что новичкам есть, у кого учиться. А учиться приходится долго. Это только недалёкие люди могут утверждать, что если обезьяну за монитор поставить, она так же работать будет. На самом деле чтобы стать хорошим мониторщиком, надо сезона два-три отработать. Если что-то не так делает, подойдём покажем, объясним.
А за испытательный срок специалиста не сделаешь. Можно только определить – будет он работать так, как требуют в артели или нет. Здесь ведь долго не разговаривают – если нет, то «до свидания»
Бульдозеристов хоть и принимают уже готовых, но и тут специалист специалисту рознь. На вскрыше все отлично работают. Ну а в яме многие тоже всё прекрасно сделают, но только после того, как я его на место приведу и дам точное задание. А вот Николай Шикляев сам знает, где сгребать и как, причем быстро и качественно.
После работы есть, где отдохнуть. Речка неподалеку, на рыбалку ходим. Домик под бильярд уже построили, сейчас ждём, когда стол привезут.
Кормят нас тут как на убой, лишь бы работали хорошо. Если что-то не так сварили, мы сразу поварам говорим и они учитывают свои ошибки».
Участок работает стабильно, и в этом немалая заслуга его начальника - Алексея Александровича Мягкова. Если бы существовала книга рекордов артели «Нейва», то Алексей в нее наверняка попал бы. Если не считать года работы на гидравлике «Ягодная», то все остальное время, в течение которого он прошёл путь от рабочего разреза до нынешнего своего поста, он проработал на гидравлике «Увальная».
Отец у Алексея работал в артели мотористом. Так что сын, подавший сюда заявление после окончания механического техникума в 1997 году, не понаслышке знал, что его тут ожидает. Правда, как и большинство здесь работающих, он пришёл на пару лет – денег подзаработать, но затянуло. Оказалось, что здесь интересная не только зарплата, но и работа. И самое главное – отличный коллектив. Подобно эстакаде, где золото задерживается, а глина с песком уходят в хвосты, в артели остаются люди с особым характером.
Всех этих хороших людей не перечислишь – для этого пришлось бы просто давать списочный состав работников участка, но Алексей не может забыть виртуозную работу газорезчика Георгия Тасакова. Резал тот ювелирно, с максимальными зазорами не больше 3 мм, так что во времена работы Мягкова бригадиром перестройка производилась очень быстро. Да и на бульдозере у него работали такие универсалы, как Шамиль Аюпов и Владимир Ждановских, которые любую работу могут сделать «на одной гусянке»
Со временем закончил горный по специальности «открытые горные разработки», одновременно растя как руководитель. И когда прежний начальник Сергей Суминов ушёл на повышение, Мягков занял его место.
Сотрудники Алексея говорят, что он не только отличный руководитель, но и прекрасный горщик, после чего обязательно начинают рассказывать, как тот нашел золотой самородок. А произошло это во время перестройки землесоса. В это время вашгерд убирается и всё пространство вокруг обрабатывается струёй воды под небольшим давлением. Вот тут то Мягков и заметил самородок. Выглядел тот камень камнем, так что несведущий человек на него и внимания не обратил бы. Да и забойная бригада его не заметила. А вот Алексей наклонился и из грязи его поднял – на 850 грамм камешек потянул. А ведь для получения одного грамма драгоценного металла приходится «перелопатить» полтора-два «Камаза» породы.
Достойна книги рекордов артели «Нейва» и повариха Татьяна Дорошенко. И до неё были в артели женщины, но только на базе. А она стала первой женщиной на гидравлике. В августе 2012 года будет четырнадцать лет, как она здесь работает.
Взяли Татьяну не просто так, а в качестве эксперимента, поскольку у женщин есть такой обычай – не пить после получки. И если в случае срыва, рабочего можно было заменить, благо коллектив участка большой, то как и кем заменишь нетрезвого повара?
Трудно было решиться Татьяне, и не из-за мужиков, из-за графика - от рассвета до заката работать требовалось. Хорошо, что подружки подтолкнули к принятию решения. «Колхоз распадается, - говорят - где еще работу найдешь?». Пришла она вначале на месяц, попробовать только, вот и работает до сих пор. А вот сменщицу, принятую вскоре после неё, хватило на два года. Условия в те времена были далеки от идеальных. Даже воду приходилось вручную из цистерны накачивать в ведра, а потом относить на кухню. Немного легче стало, когда в цистерну установили насос. В декабре (работать то до января приходилось) вода в емкости замерзала.
И столовая была тесная. Небольшой домик на две половинки – один для едоков, второй для поваров. Потом у столовой появился пристрой, а у поваров отдельные помещения для холодного, овощного и мясного цехов. А когда деревня четыре года назад переезжала, то столовую перевозить не стали, а сделали полностью новую согласно требованиям СЭС. Ну а цветы, зеркала, отделка, стулья вместо скамеек – это заслуга Сергея Суминова. Известно ведь – в красивом помещении и аппетит лучше, а как поешь, так и поработаешь.
Кстати, Сергей Николаевич оставил после себя не только новую столовую, но и баню – гораздо больше по площади и комфортабельнее, чем прежняя. А вот старую контору в новую превратил уже Алексей Александрович. Для потолка и стен он купил светлые материалы, как будто это не контора гидравлики а городской офис. Зато и работать в таком помещении стало приятнее, а значит и продуктивнее.
А третий претендент на книгу рекордов – это машинист экскаватора Андрей Юферов.
Лет семь назад, весной, в мае, вдруг в голове начали рождаться стихотворные строчки. Вначале они были совсем примитивные, потом всё лучше и лучше. Такое впечатление, что кто-то извне скидывает их ему в голову, не обращая внимания на то, чем он сейчас занят. Андрей тут же их начитывает на диктофон, а дома переносит на бумагу.
В основном пишет о любви, но и о своей работе что-то тоже получается. Например «Баллада о старателе», посвященная бывшему напарнику, экскаваторщику Геннадию Балакину, перешедшему сейчас на Аник-Пачку.
В 2011 году поклонники его творчества Сергей Суминов и Вячеслав Сизых предложили послать стихи на конкурс, проводимый отраслевой газетой. И Андрей там занял третье место, получив грамоту и денежную премию. К деньгам он отнесся равнодушно, их на основном месте заработать можно, а вот место призовое – это да!
Не зря участок «Увальная» расположен на совхозных полях – сколько интересных людей выросло в этом коллективе. Так что может будут еще претенденты на книгу рекордов, только о них пока не знают? Алло, мы ищем таланты.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
IAGSoft
Дата 4.11.2012 - 13:21
Offline



Пользователь
**

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Пользователь №: 44
Регистрация: 18.10.2009



Рейтинг:
(0%) -----


Очень интересно, спасибо
PMПисьмо на e-mail пользователю
Top
beze
Дата 4.11.2012 - 18:33
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


ГИДРАВЛИКА «ПАШКОВКА»

Началась её история ещё в 1984-м году. Называлась она тогда «Большой Сап» и базировалась неподалёку от села Конево.
В артели «Нейва» это если не единственная, то, по крайней мере, первая из гидравлик, которая со дня основания работает в одном районе, лишь перебираясь от одного притока Сапа к другому и меняя только названия. После Конево участок побывал на Аятских логах, Осиновском руднике и деревне Шайдурихе, откуда и переехал сюда, под Киприно.

user posted image

Была она и первой, давшей работу женщине. До этого здесь, как и на других участках, был полностью мужской коллектив. Но однажды его разбавили Ниной Ивановной Зентерековой, которая проработала комендантом три года. И если про Нину Ивановну кто-то забыл, а многие, на других гидравликах и не знают, то сама фамилия, благодаря её сыновьям, на слуху.
Есть на участке и свой повар-ветеран. Это Василий Поляков, пришедший сюда в 1992 году. Думал, что на пару лет, только бы пережить те дикие времена, а остался навсегда. О своей работе поваром он не рассказывает – да что рассказывать, ведь это так обыденно. А вот о том, как на Осиновском руднике, когда не хватало людей, его то посылали лес валить, то в забой за монитор … вот так и получаются повара широкого профиля.
В 1993 ночью его, как и всех, подняли по тревоге и бросили на укрепление дамбы. До этого неделю шли проливные дожди, и возникла опасность её прорыва. Если бы насыпь не выдержала, забой с землесосами был затоплен. И сколько бы времени и денег понадобилось на ликвидацию аварии – лучше бы не считать. На кухне забрали все пологи, которыми он укрывал продукты. Василий до сих пор помнит, что их было три штуки. Брезент расстелили на дамбе и вручную начали кидать на него землю. На этом его воспоминания заканчиваются, зато кое что вспомнил Михаил Тулупов, бывший в те времена начальником участка. Люди работали почти без отдыха двое с половиной суток. Но Василия вскоре вернули на кухню, поскольку сытым работать легче. А тем, кого начальство отправляло на боковую, повар наливал стаканчик напитка из тех, рецептуры коих в поварских книгах не значатся и готовить которые он был мастер. И, по мнению Михаила Петровича, сохранил этим здоровье многим людям.

user posted image

Но самое большое испытание ждало участок в 2011 году. По каким причинам – не суть важно, прошлого не воротишь, воды заготовили по весне мало. А ведь вода, если сравнивать участок с человеком – кровь его, которую гоняет по венам-трубам мощный насос. Много ли наработает малокровный? Вот и залихорадило участок. Отставание по золоту и кубажу начало накапливаться с начала лета. А к осени цифры были уже достаточно серьезные. Пришлось бросить на прорыв Александра Мезенина, работавшего к тому времени начальником «Нейвинской» гидравлики.
Люди понимали, что есть план и его надо выполнить. Не сумели к 1 ноября – ну что ж, надо работать дальше.
Это была работа. которую называют, почему то адской, хотя там отрицательных температур нет. Здесь же ночами доходило до -20 с ветром. Печки на эстакадах топились без перерыва, иначе коврики примерзли бы к металлу намертво. Мониторы отогревали газовыми горелками. Концентрат давили бульдозером, чтобы не было кусков. Когда к середине ноября закончили работу, вытянув план по золоту, в трубах на 300 мм оставалось отверстие на 100. Землесос не могли вытянуть, так он вмёрз в землю. Да и трубы, когда их выдирали из цепких объятий земли, частично лопнули по стыкам.

user posted image

А в марте вернулись из отпусков отдохнувшие «артельлеристы» и привели все в порядок. В половодье поймали весь паводок, заполнив и верхние и нижние отстойники. И пока Александр Алексеевич на пенсию не попросится, за участок можно быть спокойным.
Впрочем, и в обычное время расслабляться не приходится. Ведь речка Пашковка, вдоль которой протянулся участок, значится таковой только на бумагах. На самом деле это ручей, являющийся взору только весной и пересыхающий летом. Соответственно и ширина россыпи у него невелика, поэтому работать тяжелей, чем на других гидравликах.
Скоро эти мучения прекратятся и начнутся очередные, поскольку в этом году месторождение должно быть отработано, а к осени подготовлено следующее под названием «Малый Сап». Однако участок и в следующем году останется «Пашковкой», поскольку дешевле возить в забой смену, чем перевозить всю деревню – расстояние то всего шесть километров. Работы уже ведутся - отсыпается дорога, проводится электричество. За подключение к электросетям приходится платить монополистам 30 миллионов. Поэтому рентабельней протянуть линию от своей подстанции. Одно время ведущие специалисты артели всерьез рассматривали такие варианты энергоснабжения, как использование солнечных батарей и ветряков. К сожалению, в наших условиях они не могут являться постоянным источником электроснабжения.
Работают на участке все, работают отлично. Но начинает свой путь золото всё же из ямы. Остановится землесос – остановится весь участок. Дмитрий Дерягин, бригадир забойной бригады так говорит о своих ребятах: «Наша работа мастерства требует. Для неё надо ум, в первую очередь. Можно воду лить всю смену, а ничего не сделать. А по весне мерзляки идут. Надо так воду направить, чтоб ни тебя не убило, ни соседа. Бульдозер наверху ходит - надо, чтобы и в него камень не прилетел».

user posted image

Действительно, монитор - оружие опасное. Струя идет под давлением 13-14 атмосфер. Если такой струей в ухо попасть - барабанная перепонка лопнет.
Настоящий руководитель должен быть еще и воспитателем. Так что бригаде землесоса с Дерягиным повезло. «Первое время новичкам мы помогаем. Откармливаем, например, чтобы на носилках не носить. Ну а дальше иди, работай, приноси пользу.
Устраивался у нас один товарищ из соседней деревни на хапугу. Спрашивает меня: «Дима, а как вы узнаете, что делать. Мастера же нет, другого начальства тоже, а вы работаете?». Я сказал ему так: «Вы как привыкли в колхозе ждать указаний, вот и дождались, поля заросли. А нам что ждать-то – мы на себя работаем». Больше он не спрашивал, сейчас работает, и хорошо работает.
Мы так воспитаны были в Советском Союзе, что все сидели и ждали ценных указаний. У нас такого нет. Мы на смену пришли и сразу видим, чем свободному человеку заняться. Например трапики уплыли – переберем, выправим. Может и мастер подойти, сказать. Мы же из ямы смену не вылазим, а он по участку прошел, где-то непорядок увидел. Раз надо – пошли, сделали».

user posted image

О событиях прошлого года Дмитрий Георгиевич говорит так: «Это как аврал на корабле, когда он попадает в обледенение. Не пойдешь колоть лед – корабль перевернется. Здесь то же самое».
Однако без бульдозеристов не смогли бы мониторщики золото мыть. Кто вскрышу делает? Кто отмученный песок на вашгерд подаёт? Да всё они. Все специалисты, но и среди таких есть специалисты самые лучшие. Для мониторщиков такими являются бригадир бульдозеристов Михаил Фадеев, Сергей Арапов, Анатолий Колташов. Бригадирам забойных бригад очень легко с ними работать. И молодежь у них учится. Где-то сами посмотрели и сделали, где-то аксакалы подсказали. Года три пройдёт – и новички станут работать не хуже.
Да и бригадиры землесосов здесь люди высочайшей квалификации и большого опыта. Например, Александр Коновалов, проработавший старателем тридцать лет, из них в артели «Нейва» пятнадцать или Алексей Пылин, который о работе мониторщика сказал так: «Руки у него должны быть сильные, чтобы манипулировать монитором. Так что спортзал и штанга с гантелями нам не нужны. Они у нас в забое. Обычно после работы приходишь, падешь на кровать - и не бильярда, ни тенниса, ни чего либо ещё. А завтра снова на работу.
Не успеваешь открыть сезон, а уже закрытие».

user posted image


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 8.11.2012 - 16:11
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


ГИДРАВЛИКА «НЕЙВА»

Кто-то из философов сказал, что всё развивается по спирали. Мы всегда приходим на то же место, но только на более высоком уровне. История артели «Нейва» подтверждает эту диалектику природы. Вновь заработала Аник-пачка, Зырянка вернулась в места своей молодости, ожила Ягодка. А в районе Краснополья успешно работает участок «Нейва».
В середине 90-х здесь уже была такая гидравлика. Надеялись взять неплохое золото, ведь россыпь хоть и небогатая, но обширная. Дополнительно согнав сюда всю имеющуюся технику, прокопали руслоотводной канал длиной 3200 метров, превратив старицу в забой. И, не доработав, ушли на Берлогу - Берёзовый Лог. Золото здесь оказалось мелкое, чуть ли не пылевидное. На шлюзах глубокого наполнения почти 20% уходило в хвостохранилище.
Не так уж много золота у нас на Среднем Урале осталось, поэтому если даже старатели и уходят, то потом обязательно возвращаются, с новыми идеями и новой техникой.
Оборудование, которое «чайники» называют сухопутной драгой, а специалисты скруббер-бутарой, приобрели в Новосибирске, в комплекте с сопутствующими механизмами. Инициаторами этого были главный инженер Игорь Здоровец и его тогдашний заместитель Сергей Карасёв. Если бы существовала книга рекордов артели «Нейва», то им бы там обязательно отвели страничку. Ведь до них таких установок в Свердловской области ещё не было. Зато и потрудиться пришлось изрядно, пока всё не довели до ума. В теории то всё просто, а вот на практике, да в первый раз … Здоровцу с Карасёвым даже пару кроватей на участке выделили в одном из домиков.
Идея родилась не на пустом месте, её подкинул увеличившийся спрос на песок. Он в здешних краях отличный, почти безглинистый. Вот и решили на нём заработать, сделав золото попутным продуктом.

user posted image

В первый сезон весь участок состоял из восьми человек. Впрочем, и оборудование для промывки было куда меньше по размерам. Фактически, это была бочка, куда бульдозером подавали песок из бывшего хвостохранилища. Однако три килограмма золота она намыла. На следующий год поставили бочку повместительнее, и прислали на участок второй бульдозер.
Настоящая работа началась с 2009 года, когда была закуплена та скруббер-бутара, что и ныне работает на участке. За сутки она может промыть более 2000 кубов. Вначале и на неё песок подавали бульдозером, но потом подсчитали затраты и поняли, что транспортёр будет рентабельней.
Недочетов в оборудовании было очень много, начиная с питателя и заканчивая конвейерами. Оставляло желать лучшего качество роликов. На приводных редукторах поменяли валы. Так что конвейер наполовину доработан на участке. Поэтому и первых рабочих туда брали только с опытом сварщика, причем высококлассного. Именно так на участке оказались Анатолий Бобров и Вячеслав Бызов. И если бы не их умелые руки, то кто знает, удалось бы ИТР наладить работу оборудования так, как надо.
Нынче в книгу рекордов артели участок может подкинуть ещё три достижения.
Если у песочных установок в Невьянском районе годовой намыв 20 тысяч кубов, то здесь такое количество намывают за месяц. Пока основным потребителем является ЖБИ Нижнего Тагила. Берут с удовольствием. Но начальник участка Михаил Тихонов надеется, что когда-нибудь руководство области от слов перейдёт к делу и начнётся строительство в Титановой долине. А это 600 гектаров площадей. И вот тогда ….
В отличие от всех остальных гидравлик, оставляющих после себя зачастую одно хорошее озерцо, да и то в последнем сезоне работы, здесь озера делают постоянно. С учетом вскрыши и вынутого и проданного песка остаётся карьер глубиной 8-10 метров. Цепь таких карьерных озер, связанных между собой протоками, более чем на километр протянулась параллельно реке. Они уже стали любимым местом отдыха многих жителей Пригородного района, доказательством чего служат груды бутылок на берегах.

user posted image

А ещё участок является рекордсменом по потреблению электричества в том смысле, что меньше его никто электричества не потребляет. В среднем каждая гидравлика платит за электроэнергию порядка двадцати миллионов за сезон, а это 30-35% от общих расходов. Два-три насоса, дающие воду и мотор землесоса требуют хорошего питания. Здесь же вся цепочка оборудования работает на 120 кВт., плюс насос, который в час забирает около 600. И все. Поэтому и электричество обходится участку в 2.5 млн., что почти в десять раз меньше, чем у их коллег. Существуют, правда, расходы на солярку и амортизацию Камазов, подвозящих песок к установке, но они значительно меньше расходов на транспортировку жидкой пульпы.
Участок не только является обладателем многочисленных рекордов, он сам – сплошная загадка. Одни называют его гидравликой, потому что в процессе извлечения золота применяется вода, бегущая по эстакаде. Другие отказывают ему в этом названии, потому что у настоящей гидравлики должен быть землесос, а не бульдозер с экскаватором. Да и работа здесь абсолютно другая. Рабочих со скруббер-бутары в забой не поставишь, а ребята из землесосной бригады долго бы привыкали к местным особенностям. Прямо хоть по словарю смотри «Чебуреки, Чебоксары ….», однако не в терминах дело. Участок не просто работает, а с 2011 году приносит прибыль. И пусть по сравнению с большими гидравликами она меньше, но еще не вечер.

user posted image

Раз участок перспективный (с восьми человек в 2007 году его состав увеличился до пятидесяти), руководство артели не жалеет для него новой техники. В начале прошлого сезона на участок пришли два самосвала Ивеко, в конце прошлого года купили экскаватор Вольво с ёмкостью ковша 3 куба, в начале этого бульдозер Т15. И если раньше руководство участка при производстве вскрышных работ вынуждено было просить землеройную технику у соседей, то теперь обходится собственными силами.
Предыдущий проект освоения участка был спроектирован под обычную артельную гидравлику, с землесосами и мониторами. Да и границы запасов были определены по результатам так называемой сталинской разведки, проведенной еще в 40-вые годы. Сейчас геолог участка Валерий Казанцев производит доразведку площадей. Ведь новая технология позволяет с наименьшими затратами отработать любой ложок. Вдобавок оказалось, что содержание забалансового металла не меньше, а иногда даже и больше, чем в границах запасов.
Хороший металл извлекается из грунта на том месте, где еще недавно текла Нейва. В 2009 году часть реки пустили по новому, восьмисотметровому руслу. В дальнейшем планируется сделать еще несколько таких каналов. Визуально эти каналы и на каналы не похожи – обычное русло, разве что берега не очень заросшие. А всё потому, что маркшейдер участка Владимир Водопьянов провел канал по самым низким местам. Он хоть и получился кривым, но объем работ вышел в два раз меньше, чем было запланировано.
Подъезжающим к конторе, первым делом бросаются в глаза две деревянных больших фигуры мужчины и женщины. Их почитают и боятся не меньше, а может даже и больше, чем начальника участка Михаила Тихонова. Всё потому, что местное золото принадлежит им – не захотят, не дадут. Не верите? И зря!
В своё время на первой «Нейве» стоял такой идол под названием Бич, вырезанный, наверное, ещё на Шигирском истоке. Тихонов тогда работал здесь же водителем. Послали его к землесосу ремкомплект отвезти. Приезжает в забой – а там куча костей кого только можно - мамонты, шерстистые носороги, саблезубые тигры, - одно время они там потоком шли. Поскольку на участке бытовало поверье о том, что фарт будет до тех пор, пока будут и жертвы Бичу, Михаил загрузил всю кучу в свой «Урал» и отвез идолу. При первом же сполоске с эстакады сняли три килограмма шлиха, что для этого участка было очень хорошо. После этого тогдашний начальник Виктор Каранин сказал: «Все отмытые косточки отдавать Бичу». И к моменту переезда участка на Березовый лог, возле Бича скопилась целая гора, мечта многих палеонтологов.

user posted image

Того идола уже нет, но есть на участке Юрий Бызов из династии Бызовых. Отец его, Вячеслав Юрьевич, работает в артели уже шестнадцатый сезон, старший брат Андрей пришел сюда же после армии. В детстве Юра подавал надежды как художник. Родители возили его, пока не подрос, в изостудию Ново-Асбеста, поскольку в Первомайском, откуда они родом, такой не было. Ну а подрос, сам стал ездить. Когда ему рассказали о Биче, он нашел подходящий ствол. Подумал, прикинул, а потом бензопилой и выпилил, да так, как будто каждыё день деревянную скульптуру делал. Бичёвка появилась немного позже. Это ребята его попросили – что мужик холостым стоять будет.
В жертвах идолы нужды не испытывают. Рабочие несут отмытые подковы, горный хрусталь, привезли окатанный ледником гранитный валун. Недавно погрузчик на подаче песка планировал площадку и откопал жернов. Раньше, неподалёку от того места, где сейчас располагается старательский поселок, была кержацкая деревня Колмаки, в 70-е годы ликвидированная, как неперспективная. При ней была мельница. Так что откопанный жёрнов – единственная на сегодняшний момент сохранившаяся материальная память о деревне.
Как известно еще с Советских времён, наша главная ценность вовсе не золото, а люди. И таких людей на участке немало. Михаил Тихонов гордится, что именно у него на участке работают такие специалисты, как экскаваторщик Николай Ворсуляк и бульдозерист Владимир Юдин. Юрий Парамыгин работает на достаточно старой технике, но на ней он может сделать ту работу, которую и на новом бульдозере другим не осилить. Второй год пошел с начала рабочей династии Хохловых. Если раньше в артели был только Александр, то теперь появился и его сын Андрей. Работает он второй сезон, попутно заканчивая первый курс горного.
Одновременно с основной работой участок помогает и окружающим поселениям, расчищая зимой дороги в Решах, Первомайском, Краснополье. В 2012 году помогли сделать автоматическое освещение в селе Первомайском, поставив светодиодные мосты.
Администрации деревни Реши участок с удовольствием выделяет щебень на отсыпку и ремонт дорог. И тут нет никакого преувеличения. Гальку берут гораздо хуже, чем песок. А ведь она составляет 40% от всей горной массы. И если местные взяли несколько самосвалов, то старателям меньше отвозить в отвал.
А закончить эту главу лучше всего строчками стихов Юрия Парамыгина. Оказывается, этот суровый немногословный старатель, сорок два года проведший за рычагами бульдозера, в душе лирик и с детства пишет стихи.
…Срослись едино руки с монитором,
Как на войне приказ суровый дан.
На гусеницы, матерясь мотором,
Бульдозера наматывают план.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 10.11.2012 - 14:05
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Геолог участка "Увальная" И.Лучников написал мне писмо с уточнениями по уже опубликованому. Что мог - исправил. А следующие замечания, чтобы не мучиться с правкой текста и относящиеся к гидравлике, где он работает, решил поместить здесь.

… гидравлика Ягодная. Там мы проработали с 1988 по 1997г. Осенью 97-го стали переезжать на Увальную. Так что только малая часть участка Ягодный влилась в Ключи. Юру Пайганов работал на Ягодной, а уже потом остался на Ключах. По поводу ягод - откуда и пошло название - так в старые времена ягоды, видимо, и были. На месте нашей деревни раньше был посёлок Ягодный – отделение совхоза. Мы застали только здание магазина, да два дома. Один из домов был дачей семьи из Верх-Нейвинска. А после нашего ухода и этот дом спалили. А ягоды в окрестностях участка я собирал такие: земляника, жимолость (её много там), черника, брусника, малина, калина. Даже голубику встречал. Ну и другие ягоды.

…взяли 200кг. Вы пишете, что многое зависит от геолога Лучникова И. Н. Он предполагает, а буровая подтверждает. Здесь Вы не правы. В лицензии на отработку месторождения одним из условий было и такое, как доразведка флангов россыпи. А место расположения деревни и было одним из флангов. Так что не надо на меня «вешать эти кг».

… про лося. Находки попадаются часто там, где нельзя выполнить вскрышные работы, то есть на болотах, долинах рек, старых заболоченных выработках. Так вот тот лось был найден на Шигирском Истоке (где поблизости был найден известный Шигирский Идол). И это была не голова, а туловище без головы, без ног в виде корытообразного сосуда. Размером около 20 см (точно уже не помню).

Татьяна Дорошенко уволилась с 1.11. Другая, о которой Вы упомянули, была поймана на воровстве.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 12.11.2012 - 13:05
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


ГИДРАВЛИКА СИСИМКА

Любая гидравлика начинается с электриков – это аксиома. На Сисимке это были Роман Торопов и Владимир Герасимов. Вначале поставили опоры на 35 киловольт, потом начали собирать подстанцию. Оборудование было старым, переданное с какого-то обновившегося участка, поэтому ребятам пришлось выдрать всю старую начинку и смонтировать всё по-новому. Роман Евгеньевич говорит, что самое запоминающееся в этой работе - запуск подстанции, те секунды ожидания, когда даешь ток и ждёшь, когда всё загудит.
На Сисимке он электромехаником и остался – прежний на пенсию ушел. Коллектив там был хороший, дружный, это Торопов до сих пор помнит. Да и как без этого? Местный уроженец Дмитрий Мамин так пишет об артели в своём рассказе «Золотуха» - «Без артели русский человек - погибший человек; поэтому артель живет на всех вольных промыслах, в тюрьмах и в монастырях; даже разудалая вольница, ничего не хотевшая знать, кроме своей вольной волюшки, - и та складывалась в разбойничью артель. Если с испокон веку русский человек работал артелью и грабил артелью, отсиживался по тюрьмам и острогам артелью, то такое, может быть, слишком широкое применение артельных начал вносило в них, на каждый специальный случай, специальные применения в форме и содержании. Старательская артель, в которую, если позволено так выразиться, выкристаллизовалась приисковая жизнь, решила ту же задачу, какую решают все русские артели, т.е. как при наличности minimum'a благоприятных условий, не только ухитриться просуществовать, но еще выполнить maximum работы».
Свой максимум Сисимка начала выполнять с 2007 года. Первую группу рабочих забросили сюда ещё зимой. Жили в Висиме, в двухэтажной бывшей конторе лесхоза, на участок ездили на вахтовке. Техники тогда не лишку было. На участке стоял скальник, потом приехала лесная бригада. Валили лес и одновременно делали дамбу. Бульдозера клыком вскрывали мерзляк, добираясь до грунта. Эстакады подготовили потом, к пуску участка.
Затем из Сербишино привезли домики-срубы, поскольку крыши по габаритам не проходили, их делали уже на месте. После этого ребята переехали сюда из Висима и деревня зажила полноценной жизнью.
ЛЭП на участке на особицу – не на деревянных, на бетонных столбах, длиной около километра. Электромеханик участка Сергей Сильных говорит, что они стояли на недействующей линии, которая шла в Галашки и их удалось купить очень дешево. Деревянные столбы еще дешевле, но бетонные надежнее. Будет участок переезжать – с собой заберут.
Участок отрабатывает фланги Западно - Александровской россыпи и дражные отвалы р. Сисимка. Рабочие считают, что артель основала здесь участок только потому, чтобы закрепиться в здешних местах. Действительно, лакомым участком эти отвалы не назовёшь. В первые месяцы работы плохо шел металл. Да и дальше не намного лучше. Первые два года план выполняли только по объему. Содержание драгметалла здесь 120-140 миллиграмм.
В том, что гидравлика не просто работает, но и выполняет план по металлу (в конторе вся стенка увешена поздравлениями от руководства артели), немалая заслуга геолога участка Рафаэля Касимова. Ведь рабочим проектом планировалось отработать все за три года, а участок существует уже шестой сезон.
Россыпь здесь сложная. Это ложковые россыпи на площади, аллювиальная россыпь самой Сисимки, значительно отработанная драгой и склоновые россыпи. Зачастую наблюдаются целики, не отработанные драгой. Часто встречаются старые шурфы, служащие признаком того, что здесь была платина. Естественно, что эти участки вовлекаются в отработку за контуром запасов. Драга ведь брала только пойменную часть, а осталась кумулятивная терраса.
Данные за пять лет работы участка говорят, что объем одного года был сработан за границами горного отвода, то есть целый полноценный сезон гидравлика отработала на законтурных площадях. Кроме того, участок отработал забалансовый запас, который считается экономически нерентабельным, тоже в объеме годовой промывки. Это произошло потому, что гидравлика идёт сплошной полосой, поскольку есть оптимальная ширина забоя. Да и буровики столько скважин не насверлят, чтобы определить, где много, а где мало металла.
Впрочем, достоверность оценки по техногенным россыпям невысокая. Забалансовые запасы дражных отвалов здесь оценены в 40-50 миллиграмм, а зачастую получается в несколько раз больше.
Три первых года участком руководил Андрей Попов. В начале 2011-го он перешел работать на базу. Здесь этого его решения не понимают, считая, что он сделал неверный шаг, но надеются, что когда-нибудь одумается и вернётся вновь сюда. Если бы в артели существовала своя книга рекордов, то Андрей Евгеньевич обязательно в неё бы попал. Ведь он стал начальником участка в 28 лет – моложе его начальников не было.
Сейчас участок возглавляет Павел Гречухин. В своё время Павел Иванович уже сделал неплохую карьеру, став начальником шахты Быньговская. Но в 1995 году шахту закрыли, и он пришел в артель простым горнорабочим. После того, как Попов ушёл на базу, руководство артели посчитало, что кроме Гречухина, заменить его некем.
Не успел придти – ЧП на участке. Обычно в межсезонье всё проходит стандартно и гладко. В ноябре идет подготовка к ремонту. Все оборудование извлекают из забоя, чтобы не затопило, и осматривают. Да и демонтировать оборудование лучше на ремплощадке в деревне, где есть какие-то станки. Начальство сразу просчитывает, сколько уйдет времени на ремонт, какие детали на него потребуются, и с учётом этого начинает весеннюю подготовку к работе. Ремонтируют и подготавливают оборудование весной. Народ приходит отдохнувший, так что работа идёт веселее.
Не успели начать сезон, как ночью в результате мощнейшего паводка размыло дамбу и вода пошла в забой. Утром в яме, где накануне шла работа, плескались волны и виднелась крыша землесоса. Остальное оборудование удалось спасти. Старатели оперативно восстановили дамбу и за два дня выкачали всю воду из забоя. Двигатель к землесосу уже подвезли, и на третьи сутки участок снова заработал.
(А тут уже от себя добавлю. Люди говорят, что не паводок виноват, а обычное головотяпство. В основание дамбы мерзляка навалили, вот в этом месте и размыло.)
Сложно работать не только из-за природных каверз. На этот участок дали не только старую подстанцию, но и всё остальное. Первый новый бульдозер Т15 появился только в 2012 году. Ну а старая техника имеет привычку ломаться. Да и новая, при тех нагрузках, что ей здесь дают, тоже. Так что ребята с ремплощадки здесь уважаемые люди.

user posted image

Электросварщик Михаил Огибенин говорит, что когда техника встает на ремонт, им приходится крутиться как белка в колесе. Иногда ломается в таким местах, что приходится чуть ли не полностью залазить в нутро механизма. Новая техника, закупаемая сейчас, гораздо более надежна и ремонтопригодна. А вот челябинские трактора только что пришедшие с завода уже ставились на ремплощадку. Их разбирали до рамы и дополнительно проваривали все несущие части, увеличивая запас прочности шва. Приходится готовую технику и модернизировать. Переваривают отвалы, чтобы было больше заглубление, крепления гидроцилиндра, чтобы отвал шёл под большим углом.
При таком отношении к технике авралов у ремонтников не бывает. Смены вполне хватает, чтобы привести занедуживший механизм в рабочее состояние.
Степан Евстратов зачастую поглядывает на начальство сверху вниз. Ведь он доводчик, а значит, не только пару раз в неделю помогает ребятам с ШОУ делать грубую доводку металла, но и следит за сохранностью эстакады. Бывает, в случае каких-либо непредвиденных обстоятельств и сам руководит внеочередным всполоском. Он, конечно, и в одиночку бы мог всё сделать, но по хорошей русской традиции, меньше трех человек на эстакаде находиться запрещено. Работа доводчика занимает часа три в неделю. Остальное время Степан работает плотником или лесорубом, механизатором или горнорабочим – где надо, куда пошлют.
Хороших работников на участке много. Это и повелитель электродов Николай Бичурин, и универсал, могущий работать на любой технике, бульдозерист Геннадий Пряничников, и любимец забойщиков Алексей Дресвин. Это и Александр Петров, который работал в своё время бригадиром, но когда возраст да о себе знать, ушел туда, где проще - в мониторщики, и Александр Новиков, который асс хоть за монитором, хоть за сварочником, поскольку на все руки мастер. А может просто напечатать здесь весь список сотрудников гидравлики, всех пятьдесят человек – ведь плохих тут не держат?
На гидравлике есть свой, единственный в артели музей старательства. Если на других участках найденные инструменты, оставленные в своё время дедами в шахтах, выбрасывают, а из бадей делают урны, то здесь аккуратно, как в музее, раскладывают по полочкам. Чего здесь только нет: доводочные ковши, самодельные чайники, кайлы, кувалды, деревянные насосы для откачки воды. Даже жаль, что этот музей такой узковедомственный, посещаемый только работниками участка.

user posted image


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 15.11.2012 - 21:38
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Получил письмо, публикую.
Цитата
Вобщем о геологах.
У Вас неплохо написано о всех других профессиях, а из геологов, только о Лучникове. Первым Главным геологом, если я не ошибаюсь, в артели был Виноградов, не помню, вроде бы Виктор. Он какое-то время до этого работал в Нейво-Рудянской ГРП.  Вторым - Попов Валерий. Он скончался на работе, по-моему, сидя за столом. Третьим - Мотина Любовь Ивановна и т.д. Что я Вам расписываю: у вас , наверное, это всё есть. У меня сердце защемило, когда я не увидела упоминаний о них. О Ляпцеве есть, а о Виноградове...
Как-то Виноградов был у нас в отделе, приехал за очередными данными по разведке. Я пошутила, что они испохабили все окрестности, а он сказал: -заплатят: всё земляничкой засеем!
Так что для них главное всегда был рубль. Все подвиги на работе и свершения объясняются только зарплатой. Работают, как звери, но и получают несравнимо ни с кем.
У Вас нет упоминаний и о роли ГРП в такой отличной биографии а/с "Нейва". А запасы для их успешной работы представляли работники ГРП. Качественно и в срок. Получая гос. зарплату ну иногда премию.

О зарплате.
В 70-е годы артель начала работать на россыпи Истокской (от Долгого моста на север). Вы пишете о труде зумпфовщика, какую тяжесть он испытывал. А за сезон работы, в те поры, он мог купить машину, ещё как-то содержал семью, а когда он уходил на зимние месяцы, находясь дома, получал аванс в 250 руб. К слову сказать, мы с мужем работая часто по вечерам и в выходные, имея высшее образование, получали соответственно 150 и 180 руб.  Вот и цена подвигу.
В период работы Мотиной Л.И. (90-е годы), она приезжала в ГРП, как к себе домой. Немудрено. Заказы на работы, а, следовательно, и финансирование ГРП, большей частью шло только от них.
Зарплаты одного мониторщика за сезон хватило бы, чтобы выплатить всему штату партии зарплату за месяц. Вот так! Но они и это задерживали!!!
Несколько лет подряд с января по апрель мы вообще не получали денег, пока Нейва не начинала новый сезон. Расплатившись со своими, они не помнили о тех, кто был под боком. Я пишу эмоционально, но ведь это было.  Причём администрация партии всегда восхваляла такого отличного компаньона. В 1997 году контору ГРП, кроме бухгалтерии и начальства, вообще отправили без содержания с апреля по ноябрь. В основном, это были геологи. А когда мы вышли из отпуска без содержания, то нужно было срочно искать объекты, чтобы заработали буровые. А объекты из ничего не берутся. Их ведь надо найти! Нужно время!


Если бы автор письма дополнил воспоминания ролью ГРП, а также рассказал побольше о геологах артели. с которыми ей приходилось сталкиваться ... А там глядишь, и ещё что-то бы вспомнилось


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 15.11.2012 - 21:47
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Вот немного не свсем о Виноградове из воспоминаний Ивана Лучникова

Цитата
Помню, раз гл. геолог  Виктор Николаевич устроил мне экзамен. Суть экзамена состояла в том, что после отработки определённой площади (заходки) надо было проверить чистоту замывки зумпфа бригадой, работающей на этой установке. А через зумпф проходит всё золото, вымытое в процессе отработки заходки. Вкратце картина замывки зумпфа такова: бульдозер тонким слоем сгребает перед зумпфом породу, в которую набилось золото, и подаёт в этот зумпф к всасу землесоса. Сюда же направлены струи гидромониторов и шланга. В результате площадка перед землесосом и зумпф выглядят, как подметённые хорошей метлой. Я же должен был руководить этим делом, чтобы не оставить золото. А где оно спряталось, мне показывали промытые пробы. Здесь же по полчаса промывать одну пробу было некогда, промывал некоторые за минуту-две. И заключительные пробы берутся из зумпфа, для чего у меня была лопата на длинном черенке. С тех пор было замыто несколько сотен зумпфов, уже не таскаю с собой лопату, да и ковшом пользуюсь не всегда: видно невооружённым глазом, где спряталось золото. В то же далёкое время приходилось носить с собой лопату, ковш, полевую сумку с журналами и пикетажками для документации.  Кроме замывки зумпфов надо было промывать пробы из разных мест на всей площади отработки, зарисовывать стенки (борта) забоя и выполнять множество другой бумажной работы. Но человек привыкает ко всему, привык и втянулся и я в эту работу. 


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 16.11.2012 - 13:02
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Из Нейво-Руудянки мне пришло ещё одно письмо

Цитата
А Попова Валеру мы знали как геолога Кировградской геолого-съёмочной партии. Они производили съёмку м-ба 1:50000 и базировались на лето в Рудянке на протяжении 2-3 лет, где-то 75-77 годы.
Близко я ни с Поповым, ни с Виноградовым не знакома. Общались по работе, поскольку им нужно было набирать запасы на сезон. От этого очень многое в работе артели зависело. Часто роль решали промежуточные результаты, полученные ГРП по бурению. Я пишу только о нашем районе (Невьянском). В те поры платиной мы не занимались (Висим, Сисим, Межевая Утка). Там работала Тагильская зкспедиция (Гороблагодатская партия). Это уж когда они развалились (в 90-е годы), тогда мы поехали бурить на севера.
Кстати, у партии есть своя летопись, правда, суховато написанная. Готовилась она к 50-летию. Сегодня, кстати, ГРП празднует 60-летие.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 19.11.2012 - 12:23
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


ГИДРАВЛИКА АНИК ПАЧКА.

Право на разработку участка Аник-Пачка артель приобрела еще в 90-е годы, но положила в загашник. Данные геологов говорили о том, что золота там мало, а хлопот гораздо больше. Но как бы медленно не ползла улитка по склону Фудзи, а вершины она всё равно достигнет. В начале 2009 руководство артели попросило Михаила Тулупова стать руководителем еще не существующей гидравлики.
Начинали с нуля. Первой постройкой здесь был стол, за которым ели, сидя на брёвнышке. Вскоре привезли домик-теплячок с печкой, так что и покушать можно было в относительно комфортных условиях, и отогреться, дожидаясь вахтовки – жили то на базе. Дрова для печки пилили сами, а обеды в термосах возили с базы. Ничего лишнего позволить себе не могли. Всё – для участка, всё – для запуска. Первым делом рубили лес, готовили полигоны, тянули линии. И только потом на участке появились первые здания. Естественно, что это были столовая и баня.
Готовенького здесь к началу освоения была только трансформаторная подстанция. Когда назначенный на должность электромеханика Юрий Канаев спросил, где взять опоры для постройки линии, ему показали на лес – «Вон стоят». Валочный комплекс прорубал просеку, а электрики шли за ним.
Из своей техники на участке было только два бэушных чебоксарских бульдозера Т11 и Т15. Правда, их капитально отремонтировали на ремплощадке в Ключах, так что сюда они пришли почти как новенькие, причём своим ходом, без помощи трала. Произошло это благодаря Петру Тырышкину. Когда базовские электрики устанавливали здесь подстанцию и тянули к ней линию, он помогал им в качестве бульдозериста. Попутно отыскал лесную дорогу протяженностью 25 километров на Ключи и расчистил её. Ну а весной, уже в должности механика гидравлики, вместе с маркшейдером Нейвинского участка (свой тогда как Савраска по полигону гонял, лишней минуты не было) промерил расстояние до проводов ЛЭП. Оказалось, что все линии проходимы. После этого отремонтированные трактора потянули за собой волокуши с землесосом и эстакадой.
Хорошо, что дорога нашлась. Пришлось бы иначе и на ГАИ тратиться, и оборудование кромсать. А ведь здесь весной болото было, ремучасток только в проектах значился. Пользуются этой дорогой до сих пор. Жаль только, что срок действия у неё ограниченный. Часть дороги проходит по болотам, а они промерзают обычно к февралю.
Вскоре к бульдозерам добавилась машина «Урал» 1992 года выпуска. До этого она два года ржавела без дела на участке в Сербишино. На базе тамошние умельцы её реанимировали и она еще три года отработала здесь, уйдя на пенсию только после окончания сезона 2011-го года. Впрочем, старушка еще на ходу и может ездить по дорогам, не посещаемым ГАИ.
В описании трудовых подвигов 2009-го года надо упомянуть и участок рекультивации. Он ведь не только предоставил свой валочный комплекс. Здесь неплохо потрудились и его бульдозеристы, возводя дамбы, делая котлованы под хвостохранилища, производя вскрышные работы. Ребятам тогда повезло. Зима была теплая и снежная, так что толщина мерзлого грунта была относительно небольшая.
Проблемы были не только с техникой, но и с сотрудниками. На январь 2009 года в списке значился только начальник. Потом он пригласил на должность электромеханика Юрия Канаева, а механика Петра Тырышкина, старательский стаж которых составлял к тому времени по восемнадцать лет. Приглашал, конечно, не за стаж. Юрия Николаевича Тулупов считает одним из лучших специалистов. Да и Петра Андреевича он уважает и как отличного человека и как высочайшего профессионала. А вот маркшейдера и геолога он выбрал из студентов, работавших на практике в артели, и не ошибся в них, что говорит уже о профессионализме самого Михаила Петровича.
Кстати, о маркшейдерах. Новый человек, зайдя в контору участка, сразу и не поймёт, где стол начальника, где геолога или механика. Но вот уголок, занимаемый маркшейдером, виден сразу. На полке сидит большой плюшевый мишка, рядом выстроилась компания разномастных слоников. Ведь эту должность справляет симпатичная девушка Ольга Боровкова. А слоники – это только малая часть её коллекции хоботных. Все остальные заполонили полки домашние.
На первых порах были проблемы с забойной бригадой. Бригадиров чужому участку не подарят, отдавали четвёртых. Но, как говорится, «и последние станут первыми». Они и стали. Бывшие четвёртые Алексей Михальков и Павел Бызов в считанные месяцы доросли до бригадиров. И, как сказал Тулупов, «Дай бог каждому так работать, как работают они».
Электриков в свою команду Юрий Канаев подбирал сам. Шел в отдел кадров, смотрел заявления, изучал записи трудовых книжек, потом приглашал на собеседование. Он всем говорил – «Ты каждый день должен доказывать свою необходимость!». Люди с этим соглашались и доказывали, но зачастую первые несколько месяцев, до истечения испытательного срока. А потом их принимали, они осваивались и … Однако и тут, если нет серьезных проступков, человека не увольняют, а переводят в горнорабочие. Он по-прежнему работает в артели, принося деньги в семью, и в то же время на участке есть запасной электрик – мало ли что случиться может.
Петр Тырышкин начинал создавать свою команду с четырёх человек, пришедших на участок (точнее приехавших) на чебоксарских бульдозерах. Предлагал он тогда и другим ребятам с Ключей перебираться к ним - новый участок строить. Никто не согласился, тяжело ведь, а деньги те же. Просятся сейчас, но он не берёт – хотели на своих участках работать – работайте и дальше. Нужных людей ищет через отдел кадров – заявлений там хватает. Выбирать старается помоложе. На участке своя специфика и молодежь легче обучается, да и хочет научиться.
Приказ о создании гидравлики вышел 18 февраля 2009 года. А уже 27 мая участок выдал первый металл. Соседние участки делились с новичком и техникой и людьми зачастую по принципу: «На тебе убоже, что нам негоже». Но люди доказали, что умеют качественно работать. И вот уже четвертый год участок занимает первое место по промывке горной массы.
Хотели сюда шагающий экскаватор поставить. Глубина вскрыши здесь большая, в кубометрах миллион двести получается. Однако бульдозеристы уже в начале сезона 2012-го года убрали 700 тысяч. На участке за год только в результате вскрышных работ по графику должно перемещаться 250 тысяч кубов, а ведь попутно идут ещё горноподготовительные работы.
Основной принцип работы здесь – тщательная подготовка. Вскрыша делается по максимуму – ведь тогда содержание металла резко повышается. При плановых 140 мг здесь получают 210. И если некоторые участки окупают перевозку за два – три года, то здесь уложились в три месяца.
На гидравлике сложился коллектив, подобный команде подводной лодки. Те понимают, что слаженно будут работать – выживут, разгильдяй попадётся – потонут. Рабочих не надо подгонять, постоянно контролировать – они сами работу ищут. В начале сезона 2012 года Тулупов провел почти месяц на больничном. Вышел в конце мая, а участок уже июньский план делает, 7 килограмм в счёт лета выдал.
Впрочем, совсем без контроля тоже нельзя. Люди ведь здесь живые работают, всё может быть. Кого-то и поощрить надо, кого-то пожурить. И поэтому периодически Тулупов, уподобляясь писателям, садится и пишет свою книгу, «Книгу распоряжений». Хотите верьте, хотите нет, но это самая популярная книга на участке. О чём он там пишет? Вот, пожалуйста - «За инициативную работу по подготовке гидравлики к запуску повысить КТУ следующим рабочим ….», и дальше идёт список этих рабочих. А от этого товарища на рабочем месте попахивало спиртным – и целый месяц он будет работать с КТУ равным 0.8. Но таких гораздо меньше, в основном в книге приказы – поощрения. Люди читают и видят, что стимул работать хорошо есть.
Впрочем, стимул есть не только денежный. Случись что с человеком – ему помогут. Заболел – оплатят лечение, помогут с путевкой в санаторий. Много лет проработал в артели Павел Бритов. Извлекал золото, оставляя здоровье. Дошло до того, что пришлось лечь под нож кардиохирурга. В забое ему теперь работать нельзя. Но артель своих не бросает, и Павлу подыскали место сторожа. Руки свободны – он и делает ими черенки для лопат. Вот и появилась в книге распоряжений запись о повышении КТУ с 0.3 до 0.5. За своё отношение к труду человек получил почти двойную месячную зарплату. И, делая из всего этого выводы, уже десять человек закодировались от алкоголизма.
Аник-пачка – единственный участок в артели, где на всех четырех установках стоят гидравлические дистанционные мониторы. Рабочий сидит в тёплом помещении, где ему не страшны ни дождь, ни ветер. Да и грубая физическая сила здесь отходит на второй план.
Думают тут не только о сегодняшнем дне. Ведь рядом, за рекой, Тагильская россыпь. Начнут её отрабатывать – участок в этих местах до 2024 года простоит. Поэтому сейчас 9 человек из 76 учатся на заочном отделении горного института. Аксакалы уйдут – смена будет.
Самый молодой из аксакалов - геолог Сергей Созинов. И пусть ему идет пока только третий десяток – здесь смотрят не по годам, а по делам. Основное его занятие, это поиск золота и прирост за счет прирезок – забалансовых и законтурных запасов. Само месторождение было разведано Нейво-Рудянской ГРП и готово к отработке ещё в 1984 году, но ведь данные у них были приблизительные.
С ковшом Сергей в дружеских отношениях. Когда установка доходит до контуров запасов, смотрит, есть ли что в борту. Если есть – подрезают, нет – дальше идут. Как правило, везде хоть по чуть-чуть, но прирезается. Есть и сомнительные места. Тогда Созинов вызывает буровую. Лучше их проверить, чем промыть массу грунта и ничего не получить. Хотя часто и пустые по документации блоки вдруг оказываются балансовыми. Под землю ведь не заглянешь чтобы узнать, как тут бежала речка миллионы лет назад.
Результат работы Сергея можно оценить с точностью до копейки. За первые три промывочных сезона участок добыл 415 кг золота. Относительно прогнозов прирост составил из этого количества 55 кг. Ну а теперь 55 тысяч грамм умножаем ….
Была бы еще больше прибыль от золота, если бы не электроэнергия. 30-40% в расходах приходится на неё. Ищут артельные начальники, где бы и как бы уменьшить её потребление. Кому-то пришла в голову блестящая мысль – сэкономить на банях. Почему это они целый день работают? Пару часов утром, пару вечером. Того начальство не учло, что на прогрев тоже время надо. А сколько раз было, что по производственной необходимости люди задерживались на рабочем месте. Раздумало начальство и правильно сделало.
Электромеханик Юрий Канаев на бане не экономит, а вот на лампочках … Когда поселок строился, везде были установлены обычные ртутно-дуговые лампы мощностью 400 ватт. Сейчас Юрий заменил их на «лампочки Медведева». В результате за год они экономят электричество, эквивалентное работе насосной в течение суток.
Он же первый в артели (Сколько раз уже употребляется слово «первое». Если бы существовала «Книга рекордов артели «Нейва», то участок Аник-Пачка наверняка занял бы в ней по упоминаниям первое место.) начал применять частотные преобразователи. Хотя аппарат и дорогой, но быстро окупается. Благодаря регулированию скорости двигателя в зависимости от потребностей, экономится много электроэнергии. Да и сам двигатель при этом не так быстро изнашивается. Сейчас такие преобразователи стоят на обоих песковых установках, экономя порядка 20% электроэнергии.
Вносит свою лепту в программу экономии и механик Петр Тырышкин. После того, как участок заработал, пришлось ему крепко задуматься – где взять запасные гидроцилиндры для дистанционных мониторов. Можно было заказать в отделе снабжения. Но это и дорого и долго. Делают их всего два завода, причём один на Колыме, второй на Украине. Посидел Петр Андреевич, подумал, и предложил использовать гидроцилиндры с бульдозеров Т170. Потребовалась, правда, маленькая переделка, но зато их сделали столько, что не на одни сезон хватит.
Хоть работа на участке и напряженная, но люди умудряются ещё и соседям помогать. В 2011 году на тушение пожаров была направлена целая группа бульдозеристов, для прокладывания противопожарных полос. Работали как и на гидравлике, посменно – сутки без перерыва. Природа ведь не виновата, что государство ликвидировало лесников как класс.
Построили новую линию электропередач в посёлке Быньговском. Столбы прежней сгнили от старости. У людей был праздник, и они угощали электриков свеженькими огурчиками.
Всё это обременением на участке не считают. Земной шарик – он ведь круглый. Сейчас артель кому-то помогла, потом ей кто-то поможет.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
aleks
Дата 24.11.2012 - 22:37
Offline



Новичок
*

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Пользователь №: 134
Регистрация: 31.07.2011



Рейтинг:
(0%) -----


Само месторождение было разведано Нейво-Рудянской ГРП и готово к отработке ещё в 1984 году, но ведь данные у них были приблизительные.[b]
Это как же данные приблизительные, если м-е готово к отработке? Прошло заседание комиссии по утверждению запасов (Урал ТКЗ).
Это не шутки! Там всегда бывает гл. геолог от добычной организации. Он бы не в жизнь не подписал рецензию на приблизительные запасы[/u]
Вот так!
PMПисьмо на e-mail пользователю
Top
beze
Дата 26.11.2012 - 09:36
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


ГИДРАВЛИКА НЕЙВИНСКАЯ

Оставалось написать мне о двух участках – Нейвинском и Зырянке и о базе. Как раз в это время я был вынужден отказаться от работы. Так что славословий и хвалебных песен уже не будет. А будет простая информация о том, как люди работают, частично в виде литературной обработки интервью.

Это был первый участок, с которым я познакомился во время работы по сбору материала. Вообще-то я должен был жить в гостинице на базе. Но человек, который курировал книгу, уехал в краткосрочную командировку, а встретить меня поручил начальнику гидравлики Алексею Анатольевичу Козлову. Честно признаюсь – мне там понравилось – и место красивое неподалёку от берега пруда, и люди чудесные.
С рабочими я там много не общался – больше как-то с ИТР. Тем не менее могу сказать, что слова «чудесные люди» можно применить к коллективам всех участков. Дело в том, что в артели происходит целенаправленный отбор, в результате которого, если артель просуществует еще лет пятьсот, будет выведена новая порода человека – хомо артеликус невьянус. Попробую объяснить свою точку зрения. Дело в том, что члена артели (это разные вещи – член артели и наёмный рабочий) могут послать работать в любую точку Среднего Урала. Будет это далеко от Невьянска – придётся жить в деревне, приезжая домой только на выходные. Да и сейчас не одни невьянцы в артели работают, и из других даже областей есть. А это всё значит, что люди с неуживчивым характером здесь надолго не задерживаются.
С другой стороны никто не может запретить людям слегка выпить после работы. Но если после стопарика (двух, трёх, четырёх) человек начинает кидаться на соседей, устраивая разборки – его тут же уволят, невзирая на то, как он работает в трезвом виде. Так что тут целенаправленно оставляют людей, остающихся добрыми после употребления спиртного.
Приучают рабочих и выражаться литературным языком. Вот такую бумагу я увидел на стене конторы одного из участков

user posted image

Моё знакомство с гидравликой началось с ремонтного участка. О его работе мне рассказывали несколько человек, но записан только один - токарь Владимир Николаевич Кушнов, проработавший в артели уже семнадцать лет. Очевидно, больше всех рассказал.
«Нам по 12 часов работать приходится, работа тяжелая, так что без юмора нам нельзя. А тут посмеялись маленько, расслабились и все нормально опять получается.
У наших старателей зубы, в основном, золотые. Сколько раз новички нас прашивали, как бы и им такие же сделать. «Ничего сложного, - говорим. - Иди к начальнику, выписывай золото и вставляй». Они по простоте душевной идут к начальнику — «Как заявление написать на зубы?» - «Какое заявление, какие зубы!!! Да ты что! У нас же тут строжайший учёт».
То за маслом совковым новичка пошлют. Придёт к механику с ведром — «Мне бы масла» - «Да вот масло в бочке стоит». – «Мне бы совкового». И вроде бы этой шутке в обед сто лет, но ловятся молодые, еще как ловятся
Ну и жизнь иногда такие ситуации подбрасывает. Приходит бульдозерист, руками разводит — «Мне такой болт нужен». Меряю это расстояние и делаю. По идее он сантиметром должен замерить и точную длину мне сказать. Так какой там у них сантиметр. Обычно проволочку по длине болта загнул — и все.
А сколько техники приходилось не то что ремонтировать, а переделывать, создавая что-то своё. Были у нас китайские бульдозера. Верх отличный, а вот ходовая слабая оказалась. Катки своё отходили, а новых нет. Пришлось всё пересверливать, резьбу перерезать, приспосабливая раму под чебоксарские катки.
Чебоксарская техника у нас появилась с 1999 года, до этого в основном челябинские бульдозеры были. Вместе с бульдозерами появились и их инженеры – лучшего полигона для испытаний, чем полигоны нашей артели найти трудно. При такой интенсивной эксплуатации техники как здесь, слабые места выявлялись очень быстро. Был в бульдозерах один агрегат, который приходилось выбрасывать, когда изнашивались пальцы.
Мы расточили там отверстия и загнали сменные втулки. Втулки разносило — мы их выбиваем и новые ставим. Сейчас приходят трактора — уже со сменными втулками. Все, на два сезона хватает».

user posted image

О геологе гидравлики, Борисе Николаевиче Черданцеве механик Андрей Борисович Кичигин отзывается так:
«Геолог наш натуральный трудоголик. Не скажешь, что он работает только ради денег. Ему важен сам процесс работы, сама добыча металла. Он у каждого борта роется, каждый метр старается определить, что бы отработать по максимуму. Если идёт зачистка, то он и ночью встанет, чтобы придти в карьер. Он может сутками работать. Три часа поспит и говорит: Ну все выспался, можно опять идти». Ему важно определить, где пески закончились и плотик начался».
Не зря в начале этого года Борис Черданцев был награжден знаком «Отличник разведки недр». А вот его рассказ о работе:
«При установке эстакады много нюансов. В зависимости от угла наклона или песок не будет смываться, забивая коврики, или будет смываться слишком сильно, унося с собой и золото.
Это в других местах работают от звонка до звонка и им наплевать на соседей по цеху. Здесь этого нет. Один отработал — на его место приходит другой. И если первый не успел сделать что-то, то сменщик будет вынужден сделать свою работу и недоделанную работу предшественника.
Так что тут нет такого - что я не доделал, доделаю завтра, потому что завтра будет поздно.
Тут нет сдельщины. Все понимают, что чем лучше конечный результат, тем лучше будет всем. А этот результат делают не отдельные люди и гидравлики, а все, начиная от коменданта.
Наш комендант, Алексей Юрьевич Булаев, не только за порядком следит и чистоту наводит, но сделал клумбы, разводит цветы. В домик пришли — чистота и порядок. В баню пришли — то же самое. Он настроение человеку создает. В первую очередь человек должен идти с хорошим настроением на работу.
У нас на предприятии нет понятия Я, есть только Мы, Мы сделали. Что такое Я — это один человек, а Мы — это коллектив
Не все могут понять и принять наш образ жизни.
Наша организация работает на материалах предшественников. До нас разведали, оконтурили месторождение, подсчитали.
У нас есть земельный отвод, внутри которого россыпь. И если есть возможность на этом отводе прирастить запасы, дополнительно к разведанным, тут я свои усилия прилагаю.
Вот мы разработали карьер на месте, указанном ГРП, но это только часть полигона. Я борт осматриваю, беру пробы, анализирую, советуюсь с начальником. Золото есть везде, но надо выбрать правильное направление, чтобы его добыча была рентабельной. А конечным судьей является эстакада. Хороший всполоск — работаем дальше. Плохой — переходим на новое место.
У нас нет нудных и механических работ. Это только кажется, что гидромониторщик тупо поливает грунт. Вот видите, он завалил борт, глину отмучивает, чтобы остался один песок по максимуму. Надо хорошо материал вымучить, чтобы не было глиняных комочков, потому что каждый из них может намотать на себя золотинки. А потом его водой как парус толкает и он ушел. А если золото будет без глины, в вымученном песочке, то песочек бежит, его перекатывает вода на эстакаде, а золото тяжелое, оно в ячейки падает.
Идет процесс резки бортов, заваливают борт и отмучивают глину. Остался вымученный песок. Но они его еще отработают мониторами, в кучу собьют, покрутят, чтобы остались только галька, гравий, песок и золото, всё. А потом его бульдозерами начнут двигать к землесосу, и направлять монитором в приямок, который называется зумпф. Оттуда пульпа засасывается насосом и идет на эстакаду. Надо создавать нужную пропорцию пульпы, чтобы не перегрузить эстакаду. Её перегрузишь — колбасой пойдёт материал, это тоже надо следить. И мастер следит и охранник и доводчик и геолог, чтобы пульпа не кишкой прошла и выбросилась в отстойник, а полужидкой фракцией проходила ровненьким таким слоем по эстакаде, и скорость должна быть такой, чтобы золотинки, пока идет, успевали осесть на дно и лечь в ячейку.
У нас нет низового звена. Мы единый механизм. Взять будильник. Убери у него стрелку и даром он никому не нужен.
Мониторщики. Нужно качественно подготовить материал для подачи на эстакаду. За этим все следят, но в первую очередь непосредственные исполнители. Это их работа, их гордость. Хорошо сделали все объемы, качественно — они довольны, все довольны.
Далее надо правильно подать. Здесь уже подключается опытный бульдозерист. Он знает, как зацепить, чтобы ям не наделать в разрезе. Надо уметь правильно подать, правильно собрать. Бульдозером удобнее делать сбор песка к зумпфу. Экономия времени и воды, да и электроэнергии. А уже мониторщик, который стоит на вашгердном мониторе, аккуратно его поливает, создавая нужную консистенцию. У него уже наработано, сколько нужно подать воды, чтобы пульпа пошла достаточной густоты на эстакаду».
Достаточно я общался с Борисом Николаевичем, но так и не смог вместо Мы заставить его сказать Я. И об отдельных людях он не желал говорить. Упомянул только коменданта, да и то, может потому, что тот не в яме работает. Вот такой человек, фанат своего дела. Он мне зуб мамонта подарил, так что я его теперь всю жизнь помнить буду (впрочем, на Аник-пачке мне подарили отмытую кувалду, так что и этот участок не забудется – кувалды долго служат). Зуб уже начал крошиться и я написал на палеонтологический сайт. Там мне сказали. что на сегодня лучшее средство для консервации – клей ПВА. На рынке я купил банку клея, развел в два раза и три раза, с интервалом в день окунал туда зуб, высушивая его затем в тени. Клей проник во все трещинки, так что теперь зубу не страшно ничего.

user posted image

Поговорил я и с комендантом.
«В артели я с 1998 года. Я отработал 34 года водителем, в яме 7 лет, сейчас 3 года комендантом. Работа как работа. Я считаю, что если человек по жизни привык к труду, он и на любой работе будет стараться».

Из тех, кто сюда переезжал с Берлоги, как повсеместно называют участок «Берёзовый лог», находившийся перед селом Первомайским, слева от тракта, на гидравлике остался только горный мастер Валерий Евгеньевич Елин. От Берлоги до Быньгов по лесным и полевым дорогам, где не требуется согласования с ГАИ, оборудование и домики перевозил сам участок. Затем с ГАИ согласовали маршрут движения, согнали с близрасположенных гидравлик трактора, загрузились и колонна пошла. Улица Ленина трещала, жители выскакивали, думали, танки едут. Домики на трале перевозили. А вот оборудование, землесосы, насосные станции, эстакады на полозьях.
Место, отведенное под полигон, расположено на берегу Шуралки, между Тагильским трактом и железной дорогой. Немало золота и под «железкой» и под автострадой, но там никто и никогда рыться не даст. Место под полигоном было полуболотистое, ольховник рос, кустарник, небольшие сосны.

user posted image

И последнее интервью – с руководителем участка Алексеем Козловым.
«Пришел я в артель в 2002 году. Раньше я работал в колонии. Но еще работая там, поступил в Горный, так как прадед и прапрадед были старателями. И вот что-то у меня на генном уровне вылезло. Пришел на участок Ключи мониторщиком и потихоньку стал идти вверх. На третьем курсе повысили до горного мастера.
Аник пачку вместе с Тулуповым поднимал. Приехали — там лес растет. Распланировали все, где поселок, где полигон. И за три месяца спили весь лес, возвели дамбы и запустили участок. Жили в походных условиях, бани не было, кухни не было. Если то, что на костре сварим.
В системе дослужился до капитана. Думал и раньше уйти в артель, но пришлось ждать три года. Рабочей специальности у меня не было. Но мои подопечные учились на сварщиков — и я с ними, получил как и они удостоверение. Но и то взяли только после того, как стал студентом горного.
Опыт руководства очень пригодился. Ведь до капитана не в штабе рос. Конечно, там было 200, но заключенных, а тут 48, но свободных однако есть ведь и общее — и там и там люди.
Одно высшее образование ведь специалиста не делает, еще и опыт работы нужен. В нашем горном деле опыт работы большое дело. Если пришел спец без опыта — он еще никто.
Я проработал горным мастером 4 года — год на Ключах и три на Аник Пачке. Но я и шел учиться, чтобы идти дальше — не стоять в яме на мониторе. Я знал, что у меня получится — и получилось. Я знаю, я умею. Может где-то еще опыта не хватает, но мне подскажут руководители и я знаю, что справлюсь.
Я многому научился у Карпова Владимира Александровича. Его поставили начальником, я стал горным мастером. А в забое у меня были бригадиры Михаил Мацонко, Волков Николай Иванович, сейчас он тоже горным мастером на Ключах.
Так что всё, чему я научился, это, пока я был в яме мониторщиком, от бригадиров, по больше части. Дальше от Карпова, потом от Тулупова. А начальником сделали после Пашковки. Нас двух горных мастеров направили на подмогу Мезенову, чтобы порядок навести, кубаж сделать. Все зависит от начальника. Вся дисциплина отсюда вытекает. Чуть он мягкотелый и мужики на шею сели.
Наш полигон граничил с полигоном Невьянского прииска. И однажды получилось, что наш забой отделялся только дамбой от их хвостохранилища. Весной, когда начались работы, дамбу прорвало.
Гидромониторщик успел на будку заскочить, а дальше некуда — из этой каши не выплыть. И льдина рядом идёт. Вот он на эту льдину как заяц и до берега.
С посёлком Холмистым история была. По документам здесь пустырь, в реальности три улицы и 22 участка: несколько человек в посёлке прописаны, остальные — просто дачники. Местная администрация обещала всех переселить, но обещания не выполнила. Хотела артель у них дома выкупить, но те заломили такие цены, что никакого золота не хватит.
Пришлось нам обойти посёлок по периметру. Расстояние между домами небольшое, а то и огороды бы у них промыли – земля-то неприватизированная. А так 230 килограмм оставили.
Нейвинская гидравлика работает с 2001 года. Я пришёл сюда в 2008 году.
У нас глубина вскрыши другая, чем у большинства других участков. У нее борта высокие. Такие конуса были накиданы шагающим экскаватором.
Шагающий экскаватор идет впереди гидравлики. Есть у нас рамки контура, которые мы должны отмыть. Впереди идет экскаватор, он делает вскрышу, убирает пустую породу. И так борт высокий, а после экскаватора он вырастает еще метров на 10-15. Зачастую борта начинают рушиться, не выдерживая всей этой массы.
Шагающий экскаватор заменяет 3 бульдозера. У него ковш 6 кубов. И он сразу грунт перемещает на 35 метров.
Почему меня сюда перевели – здесь было две установки и еще песковые установки. На участке было 80 человек и шагающий экскаватор. Сейчас одна установка осталась, экскаватор перевели на Увальную».

И я сам где-то вычитал: «Только на один сезон, в частности, осталось запасов на Нейвинском месторождении – чтобы продлить его век, старатели будут проводить доразведку и не побрезгуют промывкой отвалов».


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 2.12.2012 - 11:34
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


ГИДРАВЛИКА ЗЫРЯНКА

Гидравлика «Зырянка» новая только по участку. Как подразделение, оно возникло в 1981 году, осваивало полигон «Межевая Утка» и было вторым в артели. Об работе там я давал материал в начале темы.
После отработки участок переехал по соседству на Ашку. После отработки речку пустили через последний карьер, сделав проточный пруд. ещё не ушли оттуда – ЧП. Пётр Ярков вспоминал:
«Для пропуска воды сделали отверстие-водоспуск, ограниченный по бокам трубами, на них сверху мост укрепили. А тут паводок. Утром повар прибежал – вода прёт, 10 см осталось до верха плотины. Оказалось, река притащила много леса и забила отверстие. В месте перелива получился затор. Весь народ, кто был, бросил плотину поднимать. Делаем-делаем, но не по ширине плотины, а в полметра толщиной, иначе не получилось бы. Длина у неё большая, а народу не лишку. А потом глядим – вода перестала прибывать, потом потихоньку на спад пошла.
После мы все расчистили. А если бы плотину прорвало, то все мосты, которые внизу по реке снесло»
Не лишку людей было потому, что конец отработки полигона пришёлся на ельцинскую оранжевую революцию. Если ни у кого нет денег, чтобы купить золото, то чем расплачиваться с рабочими? Люди уходили в коммерцию – тогда ведь полстраны что-то продавало, пытаясь выжить. У Яркова остались одни бульдозерист да один тракторист. Были и еще люди. так что костяк участка был сохранен. А как говорится – были бы кости, а мясо нарастёт. И наросло. Кроме Яркова ещё два человека проработали на участке со дня его основания. Это Василий Крянга и Александр Нуриев.
Ну и ельцинско-черномырдинская пирамида ГКО неплохо испытала артельщиков на выживаемость. Древесину, получившуюся при расчистке полигона, пилили на чурбачки, продавали по окрестным посёлкам, и на эти деньги покупали продукты.
К появлению вашгердов на участках Ярков имел непосредственное отношение.
«Вашгерд только выглядит невзрачно, как забор из сетки рабицы. Железо там 10-ка или 20-ка. Их привезли с севера. Точнее не их, а идею, ведь на северах люди работали на песках на бульдозерной подаче. Там сухой песок, а у нас пульпа принимается на вашгерд. На северах вашгерд напоминал избушку, бульдозер такой утащить не мог.
Я был послан туда сделать чертеж. Сама конструкция подверглась переделке. Сейчас вашгерд не только удаляет камни и палки, но и мелкую галю. Делаем ячейки на 40.
После работы в зумпфе, пока не было вашгердов, утром из сушилки одежду выносишь – она стоит. Ногами потоптал, одел и пошел. Стояли полностью в резину закутанные, а летом голые, но мокрые.
До вашгердов была текучка в забое, работа была дикая, а когда их вели, то текучка резко снизилась. Деньги-деньгами, но и у человека есть свои возможности.
Да раньше какая техника была. Два трактора, тросовики, и 1 трелевщик с деревянными кабинами. Если трелевщик ломался, то мониторы на ломах по забою таскали. Шесть человек 10 метровую трубу перетаскивали. Идешь по няше. Бывало и из сапогов вылезали.
Сейчас уже забыли, как ямки под столбы копать, придет бурилка, пробурила и все, а раньше всем участком. Лес пилить чтобы подготовить полигон, так собирали со всей артели пильщиков и вальщиков, а одним бы участком никто не справился».
Тагильский участок Ярков называет иначе чем Мезенин – «Дорога». И если Мезенин рассказывал об очистке реки Тагил, то Ярков о строительстве дорог:
«Когда работали в Тагиле, поручили сделать привокзальную площадь, причем работы шли круглосуточно. Жители на ушах стояли. Как темнело, из окон банки, бутылки в технику кидали, Но тогда время было партийное. Партия дала дату, к которой площадь должны были сделать, потому и пришлось работать в две смены.
А отказались бы ночью работать – остались просто без работы».

После Ашки участок перебрался на Ису. Вот несколько рассказов о тех временах
Александр Мезенин:
«Я решил вернуться на свой родной участок. Обратился к Яркову, тот сказал, что возьмёт, если Суминов моё заявление подпишет. Тот обещал в мастера перевести, но я все-таки ушел на Ису, пусть и бригадиром. Шли до границы со старателем. При работе находили перелетевшие границу снаряды.
После рекультивации там, в соснячке, грибов много, маслята, рыжики. Я туда постоянно езжу за грибами. Приезжаю в прошлом году – кто-то золото моет на старых наших хвостах. Видимо из тех, кто раньше работал, Он знает, где стояла эстакада. С неё есть определенный сход золота и оно там сконцентрировано. И с того места, где эстакада стояла, можно взять от 50 до 200 грамм. Экскаватор пригнали, на базе Беларуса, им копали и промывали водой из мотопомпы. Это, конечно, уголовное дело.
Иса проработала с 1992 до 2002. потом перебрались на Сербишино. Участок «Сербишная», запустили в эксплуатацию в 2003 году.
На Сербишино я пришел уже горным мастером. Мастеров не хватало и однажды в артели скомплектовали группу, человек 20, пригласили из Свердловска преподавателей и по 12 часов в день в течении месяца нам все преподали. И после сдачи экзамена мы получили дипломы на право ведения открытых горных работ».
А вот по этому рассказу я не могу найти, кто рассказал:
«На Исе мы 4 года работали на территории Старателя. Нижнетагильский институт испытания металлов был заинтересован в строительстве инфраструктуры на своей территории. После нашей работы остался водоем, в который сейчас ныряет танк, дороги им отсыпали.
На их первой выставке были представлены новые бульдозера чебоксарские и мы были первые в стране, кто стал покупать их. И сейчас у нас основной парк бульдозеров – чебоксарского производства – Т11 и Т15.
На Исе мы сделали из болота очень красивое место. Лесники нам говорили, что сделали пятилетний план по лесопосадкам на наших хвостохранилищах. Вся система разработки предусматривает прокопку нагорных канав. И вся вода, которая вокруг месторождения уходит в нагорные канавы. То есть вместо болота там сейчас сухое место.
Михаил Тихонов:
«Мне дед рассказывал, что до войны полигона «Старатель» не существовало. А та дорога, что идет от Шиловки через Ису на Старатель была конная дорога на так называемую барахолку, что была в Новой Кушве. И вся округа, вплоть до Петрокаменского по этой дороге туда и ездили.
Лесники под дорогу на полигон землю не выделили - вот вам старая конная дорога, по ней и стройте. Грунт вначале брали у Шиловки, но там выветрелые породы, ломкие, дорожное полотно долго не прослужит. Решили из старых асбестовых отвалов, там бута больше, крупнее. Стелили лежневку, засыпали камнем, расширяли, с обочин.
Была дорога конная, стала старательская».
Петр Ярков:
«У нас на Исе было голимое болото, бульдозера тонули. Я попросил, чтобы чебоксарские бульдозера были на болотном ходу.
А там еще не делали, но взялись. Это ведь надо сделать другую раму для бульдозера, гусеницы, отвал. Они себя показали. В основном нам такая модификация нужна».
Сергей Сильных:
«На Исе тянули 11 км от Старателя, подстанция Рубин. Лес свой. Рельсы б\у купили в трампарке. Охотники по изоляторам любили стрелять. На базе Т4 у нас была раскладная лестница. Можно было лазить, но некомфортно.
Стояли на полянке перед Шиловкой. Там поставили вагончики, отсыпали дорогу. От нас карьер остался. 6 км. до поплигона возили в кузове МАЗа, больше машин не было. 27 мая дали напряжение на посёлок. Через месяц запустились.
И опять неизвестно кто рассказывал, может Ярков:
«Чебоксарские бульдозеры Т11 и Т15. Инженер-конструктор, который проектировал – он у нас весь сезон жил. Это на Ключах было, потом на Исе – два участка, на которых проводилось испытание новой техники. И когда техника к нам пришла, посадили туда опытного бульдозериста –надо было в полную силу испытать. И пошёл бульдозер на полную нагрузку работать. Естественно здесь какой-то узел вышел из строя, там. В процессе сезона была доработка. И теперь, когда к нам новые бульдозера с Чебоксар приходят, мы уже ничего не довариваем, не доделываем.
Первые машины к нам пошли в начале 2000, страна еще от кризиса не отошла. Сборка проводилась в цехах. Все эти узлы варили практиканты-сварщики, которые учились, и мы уже здесь до ума доводили. Но сейчас такого нет».

После Исы было Сербишино. Участок затратил на переезд и оформление земли 32 млн. и окупился на третий сезон. В 2003 было добыто 54,5 килограмм золота, в 2004 году - 72,7 килограмма, в 2005 перешагнули стокилограммовую отметку.
С Сербишино переехали на Зырянку. Электромеханик Роман Торопов рассказывал:
Были, конечно, проблемы с перевозкой. Груз негабаритный. Приходилось договариваться с ГАИ. Ведь до Зырянки около сотни километров и это все по тагильской трассе.
Когда приехали на Зырянку, линии не было, только генератор на 8 киловатт. Он питал столовую и пару жилых домов. Включали утром и вечером на несколько часов, а остальное время без света. Круглосуточный свет появился потом, когда поставили подстанцию и провели линию на поселок, Это для меня очередная веха, потому что здесь я принимал полное участие в строительстве и запуске гидравлики.
Начальник участка Ярков Петр Владимирович меня тоже многому научил. И как с людьми общаться и как просто работать надо.
Холодно там в горах. Бывало, что от холода генератор глох. Декабрь. И телевизор не посмотришь. Без света сидели. В конце декабря запустили подстанцию и подали напряжение на поселок.
А потом пошли работы по подготовке горного оборудования. Когда переезжали, все эти здания резали пополам, а там сваривали, собирали, устанавливали. Ведь размеры землесоса 9*4. Потом установили все электрооборудование».
А это Мезенин о переездах:
«Раньше перевозить домики было легче. Их делали так, что можно было поднять краном, погрузив на трал. Домики были стандартные 8*4. Сейчас требования ГАИ гораздо жестче и наши домики под эти требования не подходят. Раньше наши домики, рубленные из бруса, и на санях из труб были, так что можно было с гидравлики на гидравлику перетащить,
А сейчас ширина должна быть не более 3 метров. Так что последний такой переезд у нас был пару лет назад, когда участок из Сербишино переводили в Зырянку».

Лосев Владимир Дмитриевич, маркшейдер:
«Получаем проектную документацию, выносим на основании этой документации земельный отвод, горный отвод, на основании этого разрабатываются наши рабочие планы.
Я здесь один. Но, когда переходим на новый участок, начинаем вместе. Одному не осилить. Это неподъёмно. Приезжает с базы главный маркшейдер со своей группой. Рабочих нам дают с топорами, колышки ставят, зарубки. Потом дают документы на лес. В этом году столько можно вырубить, в следующем столько. Приезжает наш лесовалочный комплекс и начинается вырубка. Потом выносится горный отвод, строятся дамбы, каналы.
Согласованием разрешения на вырубку леса занимается наш главный маркшейдер. Причем должен согласовывать каждый год. У нас есть график, сколько мы должны каждый год вырубать, а он это количество согласовывает в лесном департаменте. Иногда не успеваем вырубать, но не по нашей вине. Бывает, техника не справляется. Да и природа матушка, болота, не проедешь. Вырубка, в основном, идет в зимнее время.
Осенью строим гидротехнические сооружения. Дамбы, каналы. Строят бульдозеристы. Но я делаю разбивку, показываю, где копать, параметры канала, дамбы - ширинау, глубину, высоту. Маркшейдер за этим следит и за качеством работ.
В сезоне объемы меряем, промывки, бульдозерных работ, экскаваторных. На основании этого вычисляют удельный расход воды, электричества, солярки, прочего».

Ну а дальше всё Ярков, Ярков, Ярков
Самая большая сложность при переезде была наше ГАИ. Была задержка в оформлении разрешения на переезд в ОблГАИ так все шло по плану. Всю технику резали, грузили на тралы. Часть людей, которые готовили оборудование к отправке, жило в Сербишино. Другая здесь и те, кто здесь разделились. Часть из них готовила домики к зимовке. Переезжали мы в ноябре-декабре.
Наша деревня стоит на территории бывшей базы отдыха тагильского леспромхоза Черемушки. Но его, когда мы приехали, фактически не было. Люди все годное поразобрали, остались только бетонные фундаменты. Первоначально здесь стояла воинская часть, потом стал профилакторий. До переезда мы две недели делали планировку. Тяжелый бульдозер и экскаватор. На Камазах вывезли, весь бетон, кирпич, прочий хлам. Здесь ведь в своё время были капитальные дома, теплицы, но все было разрушено. Потом разровняли площадки и только потом начали устанавливать домики.
В течении зимы мы все перевезли, сделали у домов крыши. Когда основной коллектив весной вышел, домики были готовы.
Не надо было рубить лес. Домики в окружении зелени. И самое главное, что мы оказались не на болоте, если бы делали деревню в пределах земельного отвода, а на горе. Место продувается, черемуха цветет, сирень, оставшаяся от базы отдыха. И подъездные пути нам пришлось только подсыпать. Дорога была заросшая, деревья уже расти начали.
Пять лет, не меньше мы потратили, чтобы оформить это место под базу. И это при том, что администрация шла навстречу. А все потому, что не могли найти хозяина. У всех окрестных мест есть, а вот это без хозяина. Точнее, объявились сразу два – пригородный район и город, но у обоих нет нужных бумаг. Они спорят, а нам жить надо. Все-таки удалось договориться, с обоими претендентами. Как – история умалчивает.
ЗГМ – землесос гидравлический Мезенцева. Две установки есть, еще одну строим.
Болотом полигон не назовешь, но низменность, горок нет, вся местность заболоченная. Летом даже лесники на учёт леса не ходили, потому что здесь тоже был знаменитый бурелом 1995 года (снег выпал в ночь с 4 на 5 июня).
Бульдозеры даже на болотном ходу после хороших дождей не идут. Глина наматывается на гусеницу по грунтозацепы и он скользит. Приходится ждать, пока не подсохнет земля.
А когда будем уходить, сделаем все по проекту, будет проточный водоем. Большое озеро, через которое будет протекать река. После нас болота не будет, останется хорошая земля.
Отсюда 6 км до Межевой Утки. Где начинал, туда и вернулся. Настоящий старатель не смотрит, где дом и где работа. А если комнатный, то начинает искать разные ходы, чтобы уйти на тот, что поближе к дому. А настоящие мужики не просятся. Поехал колхоз, он за колхозом. Он приписанный к этому участку. Да я не могу даже назвать человека, который бы ко мне подошел и попросился – помоги мне перевестись на другой участок. В артели говорят, что наш участок за границу пошлют – все поедут, никто не увильнет.
Из тех, кто с первого дня остались Нуриев, Крянга, следующий я, ну а остальные последующие. Ляпцев Сергей Викторович, горный мастер, недавно ушел.
Был у нас идол на участке, но от старости развалился. Сейчас Нуриев младший делает нового идола. Режет прекрасно, в столовой его викинг висит. Правда, рабочие почему-то называют его чёртом, очевидно из-за рогов на шлеме. В Синегорском при школе кружок резьбы по дереву. Мы при расчистке полигона нашли несколько хороших кедров, отдали в школу – им сейчас на 10 лет хватит.
Рамис Нуриев, мониторщик, занимался с детства в кружке резьбы по дереву. Он очень скромный. Викинга вырезал, пока в отпуске сидел. Я даже не думал, что он резчик такой, но когда увидел такое чудо, то попросил вырезать божка. Сейчас идола режет высотой полтора метра. Рамис работает у нас 3 года. Отец 31-й год. Его старший сын Айдар сварщиком на ремплощадке.
Полоса разрабатываемая от 40 до 300 метров.
Сейчас купили насосы и где вода жмёт, откачиваем, чтобы сварщикам удобнее было. Как раньше, по воспоминаниям Мезенина, по горло воде не варят.
Переехали в 2010 году, запустились в июне. Мы отработали переезд за полсезона, в первый год работы. На данный момент Зырянка и Аник-Пачка –самые рентабельные участки.

user posted image

Чтобы получить лесобилет надо минимум три года. А ведь если гидравлика простаивает, то люди без денег. А у каждого за спиной по минимуму человека три, которых он кормит. То есть чиновник что-то вовремя не сделал – 300 человек голодные сидят.
Сейчас у меня три бульдозера чебоксарских на испытаниях, так на них и написано. У нас и скала, и болото и глина. Котлованы глубиной по 9 метров делали, создатели сами удивлялись этому. Отрабатывают на Зырянке и Ключах.
Почему у меня? Были челябинские бульдозера, но слабые. Я просил чебоксарские, вроде бы характеристики хорошие. Председатель поддержал, механик съездил, посмотрел. Перед этим уже разговоры были, какие бульдозера брать. Челябинские слишком много времени проводили на ремплощадке. Чем еще чебоксарские понравились – легко заменяются узлы, много времени не надо. Бортовые, фрикционные. Достал, выдернул, поставил, поехал. Не надо полностью разбирать, снимать кабину. Ремонтнопригодные, и более выносливые. И от ремонта до ремонта выхаживает очень большие сроки.
Держим еще обычные бульдозера дороги зимой чистить.
Основной костяк – 67 человек, может и больше быть, но это присылают. Количество людей на участке определяется на общем собрании или собрании правления. Лишних не бывает, чтобы обычной дворник и все. Я не могу выделить лучших на землесосе. Все в бригаде специалисты. Просто кто-то лучше режет, кто-то лучше выгребает, кто-то лучше выгоняет. Но они вместе работают, это единый организм.
Механизаторы также. Кто работает более 3 лет, тех не отличить от тех, кто больше работает. Те, кто работать хочет, обучаются очень быстро.
Дурную работу стареемся не поручать, да и сами не придумываем, люди хорошо работают, когда видят цель, видят результаты своих трудов.
Обременение – в основном это чистка дорог зимой. В Синегорском и Дальнем.
Участок лет на 10.
Я давал бригаду землесоса на Аник-пачку. Они сезон там отработали. После этого у Тулупова появились квалифицированные рабочие. 10 человек отправил туда. Лучший землесос туда отправил. Михаил, потом десять раз спасибо сказал – ребята тут научили всех, и даже кое-чему и меня. Из бригадиров туда поехали Медведев Владимир Владимирович и Хохлов Александр Иванович.
Людей послали, потому что дело шло к переезду, мне оставалось на Сербишной доработать небольшой кусок, поэтому начальство и попросило отдать часть людей.
В качестве клуба у нас большой дом, где сразу и бильярд и теннис. Взяли два домика, по одной стенке убрали, и получилось большое помещение, красный уголок. Чтобы не было текучки, надо соцпакет.
Если человек пьёт, то даю только одно предупреждение. Второе не делаю. Увольняю.
Про династию Нуриевых я сказал. Кроме Василия Крянги здесь теперь работают Крянга Евгений и Александр. Более 20 лет проработал Шишов Сергей, а теперь работает сын Михаил. Более 20 лет проработали братья Юрий и Виктор Матлыгины. К Порозкову Вячеславу присоединился сын Никита».

И напоследок скажу, что в этих местах есть канал, соединяющий реки европейской и азиатской частей света. Межевая Утка впадает в Чусовую, Зырянка в Тагил. В середине 70-х было несколько засушливых лет, когда в городе не хватало воды, было принято решение о переброске вод. Владимир Байбородов, ныне маркшейдер Увальной, трассу проводил. Канал прокопали, запустили. Говорят, что сейчас за ним никто не присматривает.

Ну а теперь реклама.
У вашего предприятия скоро юбилей? Помните - книга по прежнему лучший подарок. Особенно если это книга о предприятии, на котором трудятся те люди, которым подарок предназначен. Напишите - и вам будет такая книга, какую захотите



--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 9.12.2012 - 12:27
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Вот дополнения, присланные Иванов Николаевичем Лучниковым, геологом участка «Увальная»

… в 1981 году артель купила КрАЗ. Да, помню. И шофером на ней был Николай Кубло из Верх-Нейвинска (нынешний Новоуральск).
…о сотне кг, намытых на окраине Шуралы. К этому я вернусь попозже, а сейчас скажу лишь, что тогда бывший зам. председателя Иванский Е. В. меня же и отругал за то, что я якобы с осени «закурковал» это золото, чтобы весной всех обмануть и выполнить успешно план первого месяца. И только в мае он убедился, что никто ничего не прятал.
… о гидравлике Ключи. На месте работы гидравлики в районе цемзавода раньше были две деревушки: Большие и Малые Ключи, которые можно ещё найти на старых картах. Так вот, в 1997 году одна землесосная установка с Ягодной работала на Ключах и мне приходилось ездить туда. Народ тоже возили с Ягодной на смену. Ерохин И. В. был тогда начальником Ягодной, а после нашего переезда на Увальную осенью 97-го его оставили на Ключах.
… из главы о Пашковке . Струя идёт под давлением 13-14 атм. Если попасть в ухо, то барабанная перепонка лопнет. Так вот, когда я пришёл в артель, то слышал, что были такие смельчаки, которые пытались струю у гидромонитора ломом перешибить – не могли. Лом вырывало из рук. Так что не только перепонку порвёт, но и голову оторвёт.
из главы «гидравлика "Нейва" …оживает Ягодка. Да, на Ягодной начали перемывку хвостов. Но начали тогда, когда «поезд ушёл». Ещё в то время, когда работали на Шигирском Истоке, Иванский Е. В. предлагал наладить перемывку хвостов, но его никто не послушал. Что мол, в тех хвостах? Никакого золота нет. Потом, когда работали на Ягодном, я пытался как-то наладить промывку хвостов, придумал ковш для их подачи с помощью скреперной лебёдки. Ковш почти сварили, и на том всё встало. Потом те хвосты скрылись под многометровым слоем ила, позже там выросли сосны, а сейчас снова те сосны затоптали, смяли и т. д. Время другое, заставляет думать. Но видеть это неприятно. Вот даже из приведённой цифры несложно подсчитать какое количество золота теряется ежегодно. И умножить на годы деятельности артели.
…цитата о геологах. Это для меня самый интересный момент! Я предполагаю, кто это мог написать. Сколько скепсиса! Сколько желчи! Итак, моё суждение. Я помню многих геологов и о них у меня остались хорошие воспоминания. О каждом можно много написать. Но, во-первых, я писал для себя, может что-то и допишу, но, опять же для себя. А Вы, Борис Зельманович многими данными не располагаете, так что у кого-то если и «защемило сердце», так это чисто женские эмоции. Насчёт испохабленных земель, так Виноградов В.Н. был много раз прав. И пусть та дама оглянется вокруг. Там же, рядом с Нейво-Рудянкой на наших отработках вырос сосновый лес (был посажен на моих глазах), где собирают маслята. На Увальной, Ключах разрастается везде облепиха, на Ашке настроены дачи, на Осиновке, на Шигирском Истоке полно озёр, где зимой и летом сидят рыбаки. Но на том же Шигирском Истоке, где я проходил лет 15 назад, в тех сосняках уже тогда было полно мусора, привезённого на машинах, тракторах из этой самой Нейво-Рудянки. И сейчас, проезжая мимо, я всё смотрю на тот лес у ст. Нейва и думаю: "Как бы не сожгли сосняк".
Далее идет рассуждение о подвигах и зарплате. Кто хотел, тот работал. А кто не хотел, тот не задерживался. И почему «ейному» мужу не пойти было в артель, если зависть гложет и по сей день? Тем более, что положение в артели им было (должно было быть) известно. Тогда нужны были геологи. Многие не верили, что я пришёл не по блату. Хотя до меня приходил один (как говорил Виноградов), но посмотрел на эту работу и не захотел. А мне было интересно. Вот почему так долго задержался и никогда не ставил деньги на первое место. И почему это Мотина Л. И. должна была приходить в их ГРП, как бедная родственница? В конце концов благодаря заказчику – артели Нейва, Нейво-Рудянская ГРП ещё не развалилась окончательно. Я не злорадствую. Знаю, что почти исчезли все геологоразведочные партии и мне очень это неприятно знать. Но и говорить с таким сарказмом об артели – мне тоже слышать не хочется.
…о замывке зумпфов. (из моих воспоминаний). Вот сейчас мне некоторые говорят: «А зачем ты так замывал? Вот у нас Борис Николаевич никогда так не делал. Это только потеря времени». А они не задумывались над тем, сколько золота можно потерять при плохой замывке? Если перевести в кубические метры, то за год получатся тысячи напрасно промытых и перекаченных по трубам м. куб. песка и глины.
…гидравлика Аник-Пачка. О Созинове С. Осенью 2008 года перед концом сезона я уволился и на моё место пришёл Созинов. Но сложилось так, что весной 2009 года я снова вернулся на своё место. Вернулся на своё место только благодаря тогдашнему председателю И. Ерохину, за что очень ему благодарен. А начальник участка был вдвойне доволен, что я снова пришёл. А Созинова тогда перевели на Аник-Пачку.
… гидравлика Нейвинская. Черданцев Б. Н. – он работает где-то около 10 лет. Это сейчас при высоте борта забоя около 10 метров можно бегать с ковшиком и каждый метр проверять. А когда высота бортов 15 метров плюс отвалы вскрыши 15 метров, так этот ковшик ничего не даст и никуда уже не прирежешь, чтобы нарастить запасы. Так что бегать по яме тоже надо с умом, а иначе можно ковш до дыр протереть и ноги до пятой точки сносить. Я почему говорил, что надо видеть дальше ковша? Если знаю участок, то заранее прогнозирую, где можно сделать прирезку, пока это возможно. А то потом будет поздно: или вскрышу насыплют на это место, или дамбу построят. А что такое «прирезка за контур запасов» – это продление жизни участка. Только по Шигирскому Истоку и по Курье прирезки составили около 1,5 млн. м. куб. Потом были Ягодный, Увальная где тоже будут миллионы кубометров и десятки, сотни кг. золота. Если бы не прирезки на Увальной, то был бы сейчас сам участок? Ведь документы на Ударник только недавно согласовали. Но все почему–то считают, что природа дала, а то и отругают, как в случае под Шуралой. А вот ещё случай где-то из 87 или 86 года. Мыли по запасам и добывали мало. Отмыли запасы, и я стал настаивать за контур идти. Со мной не соглашались. Ковш, естественно, в этом случае ничего не говорил. Всё же согласились и 2 месяца неплохо намывали за контуром. Но таких случаев, чтобы сильно убеждать начальников, было по счастью мало. Ещё случай на Увальной: перспективный участок, но по разведке пусто. Принимаю решение отмыть, а для этого там надо срубить немного леса, значит оформить лесобилет. Все сделали, золото добыли. В прошлом году начали осваивать Ударник. По плану наших проектировщиков должны были начать с другого конца россыпи, а значит надо поставить дополнительную насосную, построить хвостохранилище, то есть большие затраты. Я предложил другой вариант, обсудили с начальником, маркшейдером – они поддержали. Проектанты упёрлись. Я «полез в бутылку», в итоге гл. инженер поддержал и вышло всё проще. Так, что не одни вопросы прирезки приходится решать.
Почему я говорил, что много за контуром отработали? Во-первых, во мне немного дух авантюризма сидит и плюс интуиция. А что-такое интуиция? Это опыт помноженный на знания. Другой бы на моём месте засомневался: а вдруг там не окажется? а как потом обо мне подумают. Тем более, что за контуром никто не заставляет мыть. Ну не отмыли и не отмыли. Может его (золота) там и нет. В этих вопросах (скажу прямо и честно) я никогда не советовался с главными геологами. Главный геолог - это должность, а не уровень знаний. И я давно понял, что никто лучше меня, имею в виду как участкового геолога, не знает мой участок. И тому есть у меня примеры. И ещё понял, что ещё ничего не знаю. Это не для красного словца, а действительно так. Чем больше узнаёшь, тем больше понимаешь, что знания твои ничтожны.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 20.12.2012 - 18:39
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


ПРОФКОМ

Первоначально все работники артели были и её членами. После принятия в мае 1996 года Закона о производственных кооперативах, количество членов артели сделали фиксированным – их и сейчас равно столько, сколько было сотрудников в артели к моменту принятия этого закона. Все остальные сотрудники – наёмный персонал. Они в порядке очереди, которая определяется временем, проработанным в артели, стоят на запись в члены артели. Уволился член артели – на его место заступает первый по списку. И неважно, где человек работает – в яме или конторе. Очередь для всех одна.
Коллективный договор не делает разницы между членами артели и контрактниками. Контрактники пользуются всем тем же, что и «артельлеристы». Отпуск, медобслуживание, льготные путевки, летние детские лагеря, питание, спецодежда … и так далее. Единственное отличие между ними то, что член артели имеет пай, и раз в год получает дивиденды. Но год на год не приходится. Был год, когда на рубль пая получили по 2 копейки.
Вступая в члены артели, человек делает вступительный взнос, обычно в размере минимальной заработной платы. Чем более длительное время он работает, тем больше у него пай. А вот про максимальный взнос я не знаю. Про систему паёв и дивидентов мне лучше бы рассказали бы в экономическом отделе, но я туда так и не дошёл.
Прозрачнее системы зарплат, чем в артели, нет нигде. Это на других предприятиях руководство получает миллионные премии, о которых не знают рабочие. Здесь правит бал КТУ. У мониторщиков он 1, у председателя артели – 2. Причём, если мониторщик по своему единичному КТУ получит 50 тысяч, это не значит, что председатель получит сто. Вполне может получить и меньше. Здесь всё зависит от количества выработанных смен и часов.
Кстати, откуда в артели берутся председатели? Да из её же масс путём выборов. Такие же выборы, как и в стране, разве что без политики. Это только первого председателя не выбирали. Так он артель создал, он выбирал сам, кого принять. А дальше пошло, поехало. Вместо А.А.Комарова в 1998 году выбрали Сенякина, потом Мостовских, Каюмова. Много председателей сменилось, потому что им на собраниях было высказано недоверие и их переизбирали. Только Ерохин отработал 4 года.
Здесь такие же выборы, как и в стране. У каждого своя программа, каждый себя хвалит. Каждый раз по несколько кандидатов. И бывает, конечно, что новый руководитель на своих бывших конкурентов обижается. Ерохин работал заместителем председателя по производству. Ставший председателем Каюмов назначил его на участок Ключи техническим руководителем. Туда же и на эту должность Ерохин вернулся после того, как его не переизбрали на второй срок.
Председатель здесь не царь и не бог, а всего лишь председатель правления артели. И все вопросы решаются на правлении. А членов правления выбирают на участках. Так что какой бы не был председатель, а решение правления главное. Даже размер оплаты трудодня решается на правлении. Председатель предлагает, а члены правления устанавливают.
В артели 100% членство в профсоюзе. Многие удивляются, почему такой высокий процент. Дело в том, что обязательное членство в профсоюзе прописано в контракте, который подписывают все, устраивающиеся сюда на работу. Ведь все блага, которые организовал профсоюз, на новичка распространяются автоматически. В каждом домике деревни телевизор со спутниковой антенной. Выписываются газеты, почти в каждой деревне есть бильярд, а в некоторых и теннис. Сами бильярдные строятся благодаря начальникам участков, но столы за счёт профсоюза приобретаются. Есть своя база отдыха. Человек же будет пользоваться этим.
На путевки санаторно-курортного лечения затрачивается около 2 миллионов рублей. На 5 млн. застрахованы работники по линии добровольного медицинского страхования.
За непрерывный стаж работы в артели работникам предоставляются дополнительные отпуска, за каждый год по дню. Есть и ограничитель – 48 рабочих дней суммарно, то есть 28 дней по закону и 20 за непрерывный стаж.
Вот такая в артели благодать. Однако были попытки у отдельных председателей (мне их фамилии не назвали) заграбастать всё под себя. Чубайсовская методика – раздать всем акции, потом их скупить и стать единоличным хозяином. Однако эта афёра не удалась и артель по-прежнему является островком социализма в неокапиталистическом море современности
Кстати, я сам с этим социализмом у них познакомился, пока материал набирал. В столовой, могу сказать, кормят на убой. Известно ведь – «как полопаешь, так и потопаешь», а работа у них тяжеловатая. А поскольку я работал на артель, то кормили меня бесплатно. Пища у них как в лучших диетических столовых. А если есть любители острого – вот на столах перец и горчица. И столовые их я ещё долго не забуду.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 23.12.2012 - 14:10
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 773
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


БАЗА

Всё участки артели объединены базой. Как сказал одни из рабочих : «Базы не станет - и мы не сможем работать. Мы же привыкли, что если что требуется – позвоним и привезут. Вот дома на участке стоят – брус на базе пилили. Так что хоть золота они не добывают, но работать нам гораздо спокойнее,благодаря им. Хорошая база, как хорошая жена. Ведь если в доме непорядок, то в артели тяжело работать. Если хромает база, то и участок будет хромать».
База помогает устранять конкурентов. Окрестные участки артель, зачастую, берет без конкурентов. А теперь представьте, что участок взял какой-нибудь москвич. Двигатель землесоса накрылся - он его что, в Москву на самолете повезет. На месте будет ремонтировать? А как же добыча золота. Дни то уходят … Делать базу ради одного месторождения? Да они уже настолько выработанные, что никакое месторождение целую базу не окупит.
Строить базу начали в конце 80-х, ещё при Ляпцеве. Курировал строительство Георгий Иванович Максунов, работавший главным механиком артели, а после смерти шефа выбранный председателем. Председательствовал он недолго, всего пару лет. Потом коллектив сменил его на Комарова, но база уже была.
Диспетчер базы, Чачин Валерий Павлович, работающий здесь с самого начала, говорит, что строительство началось в 1988 году. Начинал базу строить Осколков Анатолий Демьянович, его сменил Николай Андреевич Казанцев. Вот эти два человека и построили её. Остальные уже доделывали что-то по мелочи.
Под базу отвели кусок болота на краю города. На осушение его не было денег, на выторфовку тоже. Прямо в торф сыпали бут, утрамбовывали трактором. Но по первому времени хватало ненадолго. Взять хотя бы пилораму. На неё подает лес лесовоза трелевочник, туда сюда ездит. Так в конце концов накатывал такую яму, что от него одна крыша видна была. Опять самосвалы едут, камень сыпят, а трелевочник уминает. Но теперь все утрамбовалось, и территорию заасфальтировали.
Вся контора артели ютилась в здании на въезде, где теперь располагается одна диспетчерская. Оборудование для мастерских скупали у разваливающихся предприятий. Теперь на территории есть всё, что нужно для бесперебойной работы всех участков. Гаражи, лесопилка, столярка, склады, хранилище ГСМ. Есть даже свой железнодорожный тупик.
Раньше лес принадлежал артели вместе с землей полигона. Теперь, по лесному кодексу, он выставляется на аукцион. Но обычно артель его и покупает.
Без леса артели нельзя. Его по весне подкладывают под опоры шагающего экскаватора. Хоть площадь у них и большая, но и вес тоже не маленький – увязнуть может.. При установке эстакад, землесосов и насосных, площадка выстилается лесом – они же тяжелые эти агрегаты. А сколько необрезной доски идёт на трапики в ямы.
На Аник Пачке часть домиков сделано из оцилиндрованного бруса. Да и на Сисимке несколько. Еще при Казанцеве был закуплен бревностругальный станок. Оцилиндрованное бревно идет двух диаметров – на 180 и 210. Получается красивее, чем из бруса. А раз бытовые условия лучше, то и отношение к работе другое.
Свои рабочие пишут заявление, что хотят построить жилой дом. В конторе рассматривают, дают добро, после чего делают для него сруб из оцилиндрованного бревна. Много для своих рабочих пилят и бруса. Да и бывших сотрудников не забывают.
Работал в артели механиком Чепчугов Владимир. Ушел на заслуженный отдых, жить бы наслаждаться, да произошел несчастный случай – сгорел дом. Артель помогла – сделали сруб и привезли на участок. А так он с семьёй после пожара жили в уцелевшем от огня дровянике.

Не преминул я посетить и начальника отдела снабжения Алексей Чекмарев, ведь это очень ответственный пост.
«Мы достаем все, что необходимо для работы. Хотя вроде бы все отлажено, но проблемы возникают периодически, без них никуда. Зачастую по продуктам, то не та цена, то, что чаще, не такое качество. ГОСТы отменили, сейчас все по ТУ.
То же по запчастям. Если техника редкая, то и запчасти трудно доставать. Но если можно, мы с такой не экспериментируем.
У нас занимается продуктами инженер по снабжению – бывший повар Андрей Агапов. Так что он уж знает, что брать, ведь надо накормить 700 человек. Соответственно, он же закупает и оборудование для столовых. Все остальное на мне.
У меня два образования – первое инженер-технолог, второе экономист. Специального образования снабженца не получал.
Сейчас проблем с добыванием нет, все есть на рынке. Наша задача выявить, где есть товар с наиболее низкой ценой с наивысшим качеством. Но главное для нас не цена, а качество. Ведь здесь такая работа, что любое промедление существенно сказывается на прибыли.
Но мы работаем не первый год и отобрали для себя проверенных поставщиков. Они нам предоставляют, что для нас важно, и отсрочку в начале сезона, когда туговато с деньгами.
А мониторим для того, чтобы этим постоянным поставщикам указать: «Ребята, нельзя ли сбросить цены». По топливу удается в результате этого экономить, по рабочей одежде».

Складом заправляет Александр Голендухин. Начинал работу в артели экскаваторщиком, потом перевели механиком на гидравлику. Когда начали строить базу, Максунов, бывший тогда председателем артели, попросил его взять на себя склад. Случайного человека не поставишь – надо было ориентироваться во множестве запчастей.
Голендухин говорит: « Работа объемная – здесь все, начиная от тряпок и заканчивая ГСМ. И мы вдвоем, на всё. Мы тут и кладовщики и грузчики, стропальщики.
Когда я пришел, нас было около 400 человек. нынче состав артели почти в два раза увеличился. А работаем вдвоем, как и раньше».

Есть на базе и свой бурильный участок. Он создан в 2002 году и оснащен специализированной буровой установкой для разведки рассыпных месторождений уральского типа. Этот станок может бурить как колонковым снарядом, так и проходить шурфы диаметром до 720 мм.
В составе бурового участка есть передвижная промывочная станция, которую можно перевозить с участка на участок и промывать пробы. Есть доводочный цех, где полученный концентрат с промывочной станции доводится и потом определяется шлих из которого путем обдувки извлекается металл. Потом рассчитывают содержание металла за контуром.
Основная задача бурового участка - эксплоразведочное бурение на действующих гидравликах, где есть земельные отводы с целью уточнения границ отработки и получения законтурных прирезов. Дополнительно он привлекается на объектах, где артель ведет геологоразведочные работы на разных стадиях от поисково-оценочных до разведочной. Благодаря этому артель извлекает из участка до нескольких до 30% внепланового золота
Сотрудница бурового участка Ольга Жуйкова рассказывает:
«Мы делаем эксплуатационную разведку на забалансы. Бывает такое, как на Аник Пачке, что мы вышли за балансы и оказалось золото. Рудянцы бурили там же и у них не было, а у нас получилось неплохое содержание. Впрочем, иногда и урезаем, оказывается, что нет золота или очень мало.
Проходим попутно лога в землеотводе, которые не бурились и обнаруживаем золото. Так у нас было на Пэкапе, платиноносном участке в районе Качканара. Работы там начнутся в ближайшем будущем. Проверили один из его притоков, оказалось, что платина там тоже есть. Почему плохая разведка – гадать не буду.
Делаем контрольное бурение. Часть скважин рядом со скважинами ГРП, проверяем, насколько цифры соответствуют действительности».

Численность лаборатории всего три человека – начальник да пара электриков. Работа их заключается в обслуживании подстанций. Электрики гидравлики к релейной защите отношения не имели. Собирают они и новые подстанции, например на Висиме.
Как говорил Роман Торопов, раньше работавший в лаборатории, а сейчас электромехаником на гидравлике, «самое запоминающееся там – это когда запускаешь подстанцию даешь ток и ждешь, когда загудит. Момент ожидания. Ощущения непередаваемые».


Ремонт горного оборудования ведется в мехцехе. Находится он в ведомстве главного механика Юрия Викторовича Поняева.
В ноябре при демонтаже идет дефектовка и решается, какой агрегат отправить в ремонт.
Дефектовка идет по замечаниям, когда в процессе промывочного сезона были какие-то проблемы. На каждой гидравлике есть электромеханик, вот он и решает.
Ремонт после окончания промывочного сезона, ведется по графику, который составляет Поняев. По нему с каждой гидравлики приводят в ремонт двигатели, а в электроцехе есть специально обученный человек по их ремонту Сергей Возовиков. Замена подшипников, проводов каких-нибудь, смазка, покраска.после окончания сезона с участков приезжают помогать. В помещении есть место для резервных двигателей..
В начале сезона 2012 года на Аник Пачке вышел из строя электродвигатель на землесосе. Юрий Канаев позвонил на базу, здесь электромеханик Сергей Пайлин уже ждет. Машина с дефектным двигателем пришла, сняли, тут же отгрузили резервный. Так оперативность работников базы способствует работе гидравлики. Ведь они для этого и существуют. Промывочный сезон невелик.
На гидравликах проводят только профилактический ремонт. Двигатель 5 тон весит. Как его там будут подымать, где отогревать. А здесь в тёплом цехе ремонтируют. И насосы и землесосное оборудование тоже в тепле ремонтируют.
На базе есть карусельные станки с ЧПУ. Валы точат сами для моторов насосов, которые гонят воду на мониторы и землесосов. От интенсивности работы валы изнашиваются и, бывает, переламываются.
Помогали базовцы и при перевозке шагающего экскаватора с гидравлики Нейвинской на Увальную. Сняли облицовку, электродвигатели, редуктора. Их перевезли без проблем. А вот перевозку особо большие деталей – платформы и стрелы, пришлось согласовывать с ГИБДД. Сделали специальное устройство на базе лесовоза и на нем стрелу перевезли. А для платформы всю улицу очищать пришлось - ширина 8 метров.
Маршрут был изучен, обговорен с ГИБДД, согласовано время перевозки. Платформу загрузили и выехали на исходную позицию. Подъехало два экипажа и сопровождали машину по Невьянску, перекрывая перпендикулярные улицы. А за городом свернули на старый Тагильский тракт. Там уже сопровождение не нужно. Ребята его заранее отремонтировали, щебенкой подсыпали, чтобы технику выдержал. Загружали и снимали платформу двумя кранами – настолько тяжелый был агрегат.




--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Опции темыСтраницы: (2) [1] 2 ...  Вперёд » Последняя » Ответ в тему Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса

 

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика