Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса

> Свердловск в произведениях Стругацких
beze
Дата 12.08.2021 - 23:09
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 859
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Вначале я подумал - а относятся ли произведения Стругацких к теме "краеведение", но потом решил - уж если по произведениям сказочника Бажова проложены маршруты, то почему бы и не рассказать о Свердловске Стругацких. Правда, до этого Свердловска нам не дожить. Но ничего - хоть правнуки увидят.
Сылки на страницы даны по собранию сочинения издательства "Текст"
Весьма возможно, что я что-то пропустил Буду благодарен за уточнения

Полдень, XXII век


Звездолёт "Таймыр" потерпел аварию и перенёсся в будущее

— Я опять забыл, Евгений, какой тут у них год, — сказал Кондратьев.
— Две тысячи сто девятнадцатый, — ответил Женя торжественно. — Они называют его просто сто девятнадцатым. (С.68)

Кондратьева на птерокаре привезли в город. До этого, он псле катастрофы с звездолётом подлечивался в санатории неподалёку от Свердловска и земли будущего не видел.
Из главы ""Самодвижущие дороги"

Город тонул в зелени — это Кондратьев видел, пролетая на птерокаре. Зелень заполняла все промежутки между крышами. Кондратьев обошел вестибюль и направился к двери. На ступеньках крыльца он остановился. Улицы не было.
Прямо от крыльца через густую высокую траву вела утоптанная тропинка. Шагах в десяти она исчезала в зарослях кустарника. За кустарником начинался лес — высокие прямые сосны вперемежку с приземистыми, видимо очень старыми, дубами. Вправо и влево уходили чистые голубые стены домов.
— Недурно! — сказал Кондратьев и потянул носом воздух.
Воздух был очень хороший. Кондратьев заложил руки за спину и решительно двинулся по тропинке. Тропинка вывела его на довольно широкую песчаную дорожку. Кондратьев, поколебавшись, свернул направо.
В городе было тихо. Во всяком случае, не было слышно никаких механических звуков. Кондратьев слышал только голоса да иногда — откуда-то — музыку. Еще шумели кроны деревьев, и изредка доносилось мягкое «фр-р-р» пролетающего птерокара. Видимо, воздушный транспорт двигался, как правило, на большой высоте. Одним словом, все здесь не было совершенно чужим для Кондратьева, хотя и было очень забавно ходить в громадном городе по тропинкам и песчаным дорожкам, задевая одеждой за ветки кустарника. Почти такими же были сто лет назад пригородные парки.
Кондратьев свернул на боковую тропинку, миновал живую изгородь, пеструю от больших желтых и синих цветов, и остановился как вкопанный. Перед ним была самодвижущаяся дорога.
Кондратьев уже слыхал об удивительных самодвижущихся дорогах. Их начали строить давно, и теперь они тянулись через многие города, образуя беспрерывную разветвленную материковую систему от Пиренеев до Тянь-Шаня и на юг через равнины Китая до Ханоя, а в Америке — от порта Юкон до Огненной Земли. Женя рассказывал об этих дорогах неправдоподобные вещи. Он говорил, будто дороги эти не потребляют энергии и не боятся времени; будучи разрушенными, восстанавливаются сами; легко взбираются на горы и перебрасываются мостами через пропасти. По словам Жени, эти дороги будут существовать и двигаться вечно, до тех пор, пока светит Солнце и цел Земной шар. И еще Женя говорил, что самодвижущиеся дороги — это, собственно, не дороги, а поток чего-то среднего между живым и неживым. Четвертое царство.
Дорога текла в нескольких шагах от Кондратьева шестью ровными серыми потоками. Это были так называемые полосы Большой Дороги. Полосы двигались с разными скоростями и отделялись друг от друга и от травы улиц вершковыми белыми барьерами. На полосах сидели, стояли, шли люди. Кондратьев приблизился и нерешительно поставил ногу на барьер. И тогда, наклонившись и прислушавшись, он услыхал голос Большой Дороги: скрип, шуршание, шелест. Дорога действительно ползла. Кондратьев в конце концов решился и шагнул через барьер.
Поверхность дороги была мягкая, как горячий асфальт. Он постоял немного и перешел на следующую полосу.
Дорога текла с холма, и Кондратьев видел сейчас ее до самого синего горизонта. Она блестела на солнце, как гудронное шоссе.
Кондратьев стал глядеть на проплывающие над вершинами сосен крыши домов. На одной из крыш блестело исполинское сооружение из нескольких громадных квадратных зеркал, нанизанных на тонкие ажурные конструкции. На всех крышах стояли птерокары — красные, зеленые, золотистые, серые. Сотни птерокаров и вертолетов висели над городом. Вдоль дороги, надолго закрыв солнце, проплыл с глухим свистящим рокотом треугольный воздушный корабль и скрылся за лесом. Далеко в туманной дымке обозначились очертания какого-то сооружения — не то мачты, не то телевизионной башни. Дорога текла плавно, без толчков; зеленые кусты и коричневые стволы сосен весело бежали назад; в просветах между ветвями появлялись и исчезали большие стеклянные здания, светлые коттеджи, открытые веранды под блестящими пестрыми навесами.
Кондратьев вдруг сообразил, что дорога уносит его на окраину Свердловска. «Ну и пусть, — подумал он. — Ну и хорошо». Наверное, эта дорога может унести куда угодно. В Сибирь, в Индию, во Вьетнам. Он сел и обхватил руками колени.
Сосны стали ниже и гуще. На минуту рядом с дорогой открылась широкая поляна, на которой кучка людей в комбинезонах возилась с каким-то сложным механизмом. Дорога проскользнула под узкой полукруглой аркой-мостиком, прошла мимо указателя со стрелой, на котором было написано: «Матросово — 15 км. Желтая Фабрика — 6 км» и еще что-то — Кондратьев не успел прочитать. Он огляделся и увидел, что людей на лентах дороги стало меньше. На лентах, бегущих в обратную сторону, было вообще пусто. «Матросово — это, наверное, поселок. А Желтая Фабрика?» Сосны поредели, и откуда-то вынырнула широченная автострада, блестевшая под лучами вечернего солнца. По автостраде летели ряды чудовищных машин на двух, трех, даже восьми шасси и вообще без шасси, тупорылых, с громадными кузовами-вагонами, закрытыми ярко раскрашенной пластмассой. Машины шли навстречу, в город. Видимо, где-то поблизости автострада ныряла под землю и скрывалась в многоэтажных тоннелях. Приглядевшись, Кондратьев заметил, что на машинах не было кабин, не было места для человека. Машины шли сплошным потоком, сдержанно гудя, на расстоянии каких-то двух-трех метров друг за другом. В просветы между ними Кондратьев увидел несколько таких же машин, идущих в обратном направлении. Затем дорогу снова плотно обступили заросли, а автострада скрылась из глаз.

Видите как - город тонул в зелени. Мне кажется, что Стругацкие забыли упомянуть о том, что среди этой зелени стояла статуя Анны Балтиной с лопатой, которой она только что выкопала яму под саженец тополя, в руках. И на черенке этоой лопаты корчились, нанизанные, как на копьё, Куйвашев, Чернецкий, Высокинский, Якоб, Козицин, Алтушкин ......
Судя по количеству ненавистников зелени в верхах, статуя должна быть километра в три, а лопата и вообще пять, чтобы они все на черенке поместились.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 12.08.2021 - 23:22
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 859
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Жук в муравейнике


Эта повесть, как и её продожение - Волны гасят ветер, охватывают период с 2177 по 2199 годы.
КОМКОН-2 располагался в Свердловске. Да и не только он. И сейчас он центр УрФО и, очевидно, в отдалённом будущем тоже.

В настоящее время она (Майя Тойвовна Глумова)работала сотрудником спецфонда Музея внеземных культур, который располагался в трех кварталах от нас (КОМКОН-2), на Площади Звезды. И жила она совсем неподалеку — на Аллее Канадских Елей. (с26)

Я не стал предупреждать Майю Тойвовну о своем визите, а прямо в девять утра направился на Площадь Звезды.
На рассвете прошел небольшой дождь, и огромный куб музея из нетесаного мрамора влажно сверкал под солнцем. (с43) (Интересно, как это - из нетёсаного мрамора?)

Выйдя из здания КОМКОНа–2, Лев Абалкин неторопливо, праздной походкой проследовал по улице Красных Кленов, зашел в кабину уличного видеофона и с кем–то переговорил. (с169) (Как видим, в будущем отказались от сотовых телефонов, вернувшись к телефонам в кабинках)

Мы прошли до конца аллеи и свернули на Сиреневую улицу. Мы шли к Площади Звезды. (с172)

Две улицы, идущих от площади Звезды теперь мы знаем точно. Это Сиреневая улица и улица Красных Клёнов


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
beze
Дата 12.08.2021 - 23:29
Offline



Ветеран форума
***

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 859
Пользователь №: 4
Регистрация: 8.09.2008



Рейтинг:
(0%) -----


Волны гасят ветер

Названия улиц, упоминаемые в книге те же, что и в предыдущей, видно, что авторы чётко создавали мир будущего. И только в одном месте о Свердловске сказано немного больше

Тойво Глумов дома. 8 мая 99 года. Поздний вечер

Они поужинали в комнате, багровой от заката.
Ася была в расстроенных чувствах. Закваска Пашковского, доставлявшаяся на деликатесный комбинат прямиком с Пандоры (в живых мешках биоконтейнеров, покрытых терракотовой изморозью, ощетиненных роговыми крючьями испарителей, по шесть килограммов драгоценной закваски в каждом мешке), закваска эта опять взбунтовалась. Вкусовой запах ее самопроизвольно перешел в класс «сигма», а горькость достигла последнего допустимого градуса. Совет экспертов раскололся. Магистр потребовал впредь до выяснения прекратить производство прославленных на всю планету «алапайчиков», а Бруно — дерзкий болтун, мальчишка, нахал — заявил: с какой это стати? Никогда в жизни он не осмеливался пикнуть против Магистра, а сегодня вдруг принялся ораторствовать. Рядовые любители-де такого тонкого изменения во вкусе попросту не заметят, а что касается знатоков-де, то он голову дает на отсечение — по крайней мере каждого пятого такая вкусовая вариация приведет-де в восторг... Кому это нужна его отсеченная голова? Но ведь его поддержали! И теперь непонятно, что будет...
Ася распахнула окно, села на подоконник и стала глядеть вниз, в двухкилометровую сине-зеленую пропасть.
……
Тойво, прищурясь, разглядывал черные полосы облаков, перерезающие медно-багровое зарево заката. Сизо-черные нагромождения лесов у горизонта. Тонкие черные вертикали тысячеэтажников, встопорщенные гроздьями кварталов. Медно отсвечивающий, исполинский купол Форума слева и неправдоподобно гладкая поверхность круглого Моря справа. И черные попискивающие стрижи, дротиками срывающиеся из висячего сада кварталом выше и исчезающие в листве висячего сада кварталом ниже. (с.259-261)

Да уж, дома в тысячу этажей. Так что не ругайте нынешних застройщиков, что они из дерьма конфетки лепят. Всё равно лет через сто ваших наследников из этих домов вышвырнут, как сейчас лишают жилья жителей частного сектора.


--------------------
Как полопаешь, так и потопаешь
PMПисьмо на e-mail пользователюICQ
Top
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Опции темы Ответ в тему Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса

 

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика